В вашем браузере отключен JavaScript. Из-за этого многие элементы сайта не будут работать. Как включить JavaScript?

Издательство «Учитель» объявляет акцию «В помощь классному руководителю». Акция действует с 05 по 18 августа 2019 г., в этот период Вы можете приобрести доступ к мероприятиям со скидкой 25%*. Подробнее об акции

Место сказок А.С. Пушкина в контексте творчества 1830-х годов

Место сказок А.С. Пушкина в контексте творчества 1830-х годов

Марина Мищенко
Тип материала: Справочная информация
просмотров: 3291 комментариев: 5
Краткое описание
Почему Пушкин  систематически обращается к этому жанру не в ранний период творчества, когда им была написана сказочная поэма "Руслан и Людмила" (1817 - 1820), а в более зрелые годы? Ведь только разобравшись, чем жил Пушкин в это время, какие вопросы он ставил перед собой, как их решал, можно сделать вывод, почему происходит обращение к жанру сказки...
Описание

«Место сказок А.С. Пушкина в контексте творчества 1830-х годов» подготовила: Мищенко Марина Владимировна, учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ №18  Целинский район Ростовская область село Хлебодарное  
Место сказок А.С. Пушкина в контексте творчества 1830-х годов Даже при упрощенном подходе к рассмотрению сказок Пушкина возникает вопрос: почему писатель систематически обращается к этому жанру не в ранний период творчества, когда им была написана сказочная поэма «Руслан и Людмила» (1817 — 1820), а в более зрелые годы? Ведь только разобравшись, чем жил Пушкин в это время, какие вопросы он ставил перед собой, как их решал, можно сделать вывод, почему происходит обращение к жанру сказки. В пушкиноведении стало традицией изучать поздние произведения поэта в рамках определенного цикла. По-видимому, основанием для этого стало то, что Пушкин в 30-е годы объединял свои произведения в группы. Так, драматические опыты 1830 года: «Моцарт и Сальери», «Скупой рыцарь», «Каменный гость» и «Пир во время чумы» — составляют внутренне организованный цикл. То же можно сказать о «Повестях Белкина». Если эти произведения рассматривать под подобным углом зрения, можно увидеть, что своеобразным поводом для их объединения является не формальная принадлежность к определенному жанру, а более существенные и глубокие основания — идейные, тематические, художественные. То же можно сказать и о сказках. Но, конечно, нельзя отрицать, что каждая из них как индивидуальное художественное произведение оригинальна и самобытна. Идейное содержание и поэтическая форма их, в первую очередь, обусловлены временем создания, обстоятельствами, вызвавшими желание написать именно сказку, и главное — окружением, теми произведениями, которые писались в то же время. Период творчества 1830-х годов открывается Болдинской осенью, когда поэтом создаются такие шедевры, как «Маленькие трагедии» и «Повести Белкина». Целому ряду стремительно созданных в Болдине произведений предшествовала долгая, упорная работа мысли. В произведениях, созданных Болдинской осенью 1830 года, велико многообразие охватываемых сфер жизни, явлений и событий. Многообразию содержания соответствует исключительное многообразие форм и средств их художественного воплощения. Пушкин разрабатывает самые различные жанры: роман, повесть, поэму, трагедию. Именно к этому году относится и разработка такого жанра, как сказка. Пушкинские сказки имели очень странную судьбу. Они были холодно встречены современниками и не нашли справедливой оценки в критике XIXвека. «Библиотека для чтения», на страницах которой появились сказки, отозвалась о них пренебрежительно, как об игрушке, позволенной великому таланту в промежутках его славы. Гоголь, первоначально восхитившийся пушкинскими сказками и увидевший в них русскую поэзию, впоследствии отказал им в значительности. Полевой, Боратынский, Белинский причисляли сказки к самым слабым созданиям поэта. Но Пушкин обратился к сказочному жанру не случайно. В 30-е годы он сознательно дистанцируется от своих героев, даже от Евгения Онегина. Драматический род позволяет ему не участвовать в изображаемых событиях даже в роли повествователя. «Повести Белкина» имеют целый ряд посредников между автором и читателями. Даже «Медный всадник», несмотря на лиро-эпическую природу, делится на две части: лирическое вступление и эпическую, демонстративно бесстрастную основную часть. Пушкин тяготеет к рассказу «чужой истории». В этом смысле сказки как жанровая форма чрезвычайно удобны. Сказка — это концентрация народной мудрости, этики и эстетики, отражение коллективного многовекового опыта. Пушкин создает свою, особую, сказку: она позволяет поэту, с одной стороны, говорить о вечных нравственных ценностях и, с другой, сохранять независимую повествовательную позицию. В пушкинских произведениях 30-х годов нет тем, оторванных одна от другой. Они связаны между собой настолько, что нередко тема, разработанная в одном произведении, бывает продолжена или расширена в другом. Между произведениями 30-х годов существует глубокая внутренняя связь. «Повести Белкина» Пушкин в письме Плетневу (около 15 августа 1831 г.) называет сказками: «Посылаю тебе сказки моего друга Ивана Петровича Белкина»[1]. Действительно, несмотря на некоторую анекдотичность «Повестей», в них четко проведена граница между добром и злом на самом бытовом уровне, что делает их близкими сказке. В «Повестях Белкина» романное и притчевое начало связаны с вечными темами: смена поколений, любовь и ненависть, добро и зло. Этому циклу присуща незамутненная ясность нравственных критериев. В них царит идиллическая атмосфера, звучат темы дома, семьи, повседневного общения близких людей. Для Пушкина ценны прежде всего реализованные в мирной стабильности человеческие связи, построенные на любви и согласии. В «Маленьких трагедиях», напротив, герои поставлены в исключительные обстоятельства, их отделяет от смерти один шаг. Если в «Повестях» жизнь течет размеренно и спокойно, то здесь почти осязаемо чувствуется острота и быстрота, с которой жизнь уступает права смерти, трагическое становится смешным, высокое — низким, торжество сменяется падением. Страсти героев проверяются на их гуманистическую прочность, в основе которой лежат пушкинские представления о чести, совести, нравственности, достоинстве человека. С конца 20-х годов в поэте непрерывно идет созревание и углубление духовной умудренности и вместе с этим процессом нарастание религиозного сознания. Это уже не Пушкин начала 20-х годов. Об этом одинаково свидетельствуют и поэтические творения, и прозаические произведения, и биографические и критические записки. Творчество Пушкина всегда было богато гуманизмом, но в 30-е годы подобные темы звучат особенно полно в его «Маленьких трагедиях», «Повестях Белкина» и сказках. Чрезвычайно богатая тема пушкинского творчества — духовное преображение личности. Современники, не принявшие «Повестей Белкина» и сказок, не увидели главного: чуть ли не прямого соотнесения с темами и идеями, создаваемыми «рядом». Те же вечные вопросы, которые поднимаются в «Маленьких трагедиях», «Медном всаднике» — о целях человеческого существования, о достоинстве, о зависимости людских судеб от времени и внешних обстоятелств, о способности преодолевать эти обстоятельства — поднимаются и в сказках. Действительно, в 30-е годы, как никогда, Пушкина волнуют проблемы нравственности. Не об этом ли пишет А.Ахматова: «ни в одном из созданий мировой поэзии грозные вопросы морали не поставлены так резко и сложно, как в „Маленьких трагедиях“[2]. Другие исследователи поддерживают эту точку зрения: „Грозные вопросы морали“ предстают в „Повестях Белкина“ в первозданной чистоте»[3]. Все эти вопросы звучат и в сказках, но звучат особенно, по-своему, потому что это все-таки сказки. Жанр сказки является, по существу, универсальным для прямого, открытого выражения моральных оценок. Каждому с детства известно, что «сказка ложь, да в ней намек». И этот «намек», мораль — как угодно можно назвать — не требует объяснений. Сказка сама — мораль, не случайно басня вышла из сказки. Сказка обо все говорит прямо, без полутонов и разбирательства сложной душевной организации героев. Если старик сказал «ласковое слово», то он добрый, если старуха «вздурилась» от жадности, то она алчная, если мачеха хочет погубить царевну, то она злая, и царь, если не держит своего слова, плохой царь. Добро есть добро. Зло есть зло. И каждому известно, что в сказках добро всегда побеждает. Что же объединяет все сказки Пушкина, кроме жанровой формы и фольклорного влияния? На наш взгляд, центральный вопрос для поэта — это вопрос о нравственном падении, преступлении и неизбежном за ним наказании. Это как раз та тема, которая делает сказки Пушкина, которые мы рассматриваем и те, которые остались вне поля зрения («Сказка о попе и работнике его Балде», незавершенная «Сказка о медведихе»), единым пространством смысла. Это же объединяет сказки с другими произведениями Пушкина 30-х годов. Во многих произведениях Пушкин разрабатывает тему преступления и наказания. Эта тема звучит в «Маленьких трагедиях», в «Медном всаднике», «Русалке», «Анджело». Есть она и в сказках, но решается по-разному: мачеха умирает «своей» смертью (в полном смысле «своей», такой, какую она заслуживает и какая более всего соответствует логике ее сказочного характера), старуха возвращается к своему прежнему нищенскому существованию, царь Дадон убит золотым петушком. И только в одной сказке виновные не наказываются, а прощаются — в «Сказке о царе Салтане». Это свидетельствует о том, что в пушкинском творчестве эта тема получает всестороннее освещение. Мы видим нарастание и развитие пушкинских представлений о преступлении и наказании. Важно отметить, что в двух сказках есть специальные персонажи, которым отводится роль суда и наказания: золотая рыбка и золотой петушок. Примечательно, что эти два карающих персонажа маркированы золотым цветом. Существует несколько версий происхождения эпитета «золотой» в этих сказках. Одни исследователи полагают, что он связан с фольклорной традицией, где все лучшее — золотое, и перешел в сказки Пушкина от Арины Родионовны. Другие связывают его с незыблемым постоянством тех ценностей, которые воплощает золотой цвет. Думается, разгадка лежит в символике золотого цвета, сложившейся в культуре. В архаических религиозных представлениях и позже в византийской и русской иконографии золотой цвет — это цвет божественный, цвет трансцендентных сфер (мы еще вернемся к этому вопросу в соответствующих разделах работы). Вспомним, что рыбка наказала старуху не просто за жадность, а за непомерные амбиции: в черновиках сказки старуха хочет стать римским папой или богом, а в окончательном варианте — подняться выше рыбки — дарителя и помощника. В плане рассмотрения темы возмездия интересно сопоставить первую и последнюю сказки — о попе и работнике его Балде (1830) и о золотом петушке (1834). Композиция обеих сказок однотипна. Она соответствует распространенному типу сюжета: договор, заключенный между двумя неравноправными сторонами (поп и работник, царь и волшебник), и стремление одной из сторон к невыполнению невыгодной для себя части договора (поп хочет оставить Балду, а точнее — себя, без расплаты; царь Дадон не хочет «просьбу первую» дарителя «исполнить как свою» — отдать красавицу). Но если в первой сказке наказание не является изначально жестоким, а становится таковым из-за невыполнения договора, то в последней царь прямо карается смертью. Возможно, это объясняется тем, что в первой сказке тема преступления и наказания решается на бытовом уровне и конфликт имеет больше социальный смысл, тогда как в последней эта проблема решается уже на метафизическом уровне. Здесь в качестве орудия наказания выступает не человек (волшебник), а сверхличная сила — золотой петушок. Таким образом, можно сделать вывод, что сказки Пушкина органически «вписываются» в контекст творчества 30-х годов именно благодаря поднятым в них нравственным проблемам — «жгучим вопросам морали». СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Пушкин А.С. Собр. соч. В 10 т. М., 1981.
2. Азадовский М.К. Сказки Пушкина. Л., 1936.
3. Азадовский М.К. Литература и фольклор. Л., 1938.
4. Ахматова А.А. О Пушкине. Статьи и заметки. Л., 1977.
5. Волков Р.М. Народные истоки творчества Пушкина. Черновцы, 1960.
6. Державин К.Н. Вергилий и пермская сказка. Пермь, 1944.
7. Желанский Л. Сказки Пушкина в народном стиле. М., 1936.
8. Зуева Т.В. Сказки Пушкина. М., 1989.
9 Лупанова И.В. Русская народная сказка в творчестве писателей I половины XIX века. Петрозаводск, 1959.
10. Соколов Ю.М. Пушкин и народное творчество // Литературный критик. 1937. № 1.

Дистанционное обучение педагогов по ФГОС по низким ценам

Вебинары, курсы повышения квалификации, профессиональная переподготовка и профессиональное обучение. Низкие цены. Более 8900 образовательных программ. Диплом госудаственного образца для курсов, переподготовки и профобучения. Сертификат за участие в вебинарах. Бесплатные вебинары. Лицензия.

Файлы
Сказки А.С. Пушкина.docx
HTML Войдите для скачивания файлов

uchmet_120_60.gif


МБОУ СОШ №18 

село Хлебодарное Целинский район Ростовская область





(справочная информация)


http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/3/26/596/26596055_1212756189_3.jpg





подготовила:

Мищенко Марина Владимировна,

учитель русского языка и литературы










2014


Место сказок А.С. Пушкина в контексте творчества 1830-х годов



Даже при упрощенном подходе к рассмотрению сказок Пушкина возникает вопрос: почему писатель систематически обращается к этому жанру не в ранний период творчества, когда им была написана сказочная поэма "Руслан и Людмила" (1817 - 1820), а в более зрелые годы? Ведь только разобравшись, чем жил Пушкин в это время, какие вопросы он ставил перед собой, как их решал, можно сделать вывод, почему происходит обращение к жанру сказки.

В пушкиноведении стало традицией изучать поздние произведения поэта в рамках определенного цикла. По-видимому, основанием для этого стало то, что Пушкин в 30-е годы объединял свои произведения в группы. Так, драматические опыты 1830 года: "Моцарт и Сальери", "Скупой рыцарь", "Каменный гость" и "Пир во время чумы" - составляют внутренне организованный цикл. То же можно сказать о "Повестях Белкина". Если эти произведения рассматривать под подобным углом зрения, можно увидеть, что своеобразным поводом для их объединения является не формальная принадлежность к определенному жанру, а более существенные и глубокие основания - идейные, тематические, художественные. То же можно сказать и о сказках. Но, конечно, нельзя отрицать, что каждая из них как индивидуальное художественное произведение оригинальна и самобытна. Идейное содержание и поэтическая форма их, в первую очередь, обусловлены временем создания, обстоятельствами, вызвавшими желание написать именно сказку, и главное - окружением, теми произведениями, которые писались в то же время.

Период творчества 1830-х годов открывается Болдинской осенью, когда поэтом создаются такие шедевры, как "Маленькие трагедии" и "Повести Белкина". Целому ряду стремительно созданных в Болдине произведений предшествовала долгая, упорная работа мысли.

В произведениях, созданных Болдинской осенью 1830 года, велико многообразие охватываемых сфер жизни, явлений и событий. Многообразию содержания соответствует исключительное многообразие форм и средств их художественного воплощения. Пушкин разрабатывает самые различные жанры: роман, повесть, поэму, трагедию. Именно к этому году относится и разработка такого жанра, как сказка.

Пушкинские сказки имели очень странную судьбу. Они были холодно встречены современниками и не нашли справедливой оценки в критике XIX века. "Библиотека для чтения", на страницах которой появились сказки, отозвалась о них пренебрежительно, как об игрушке, позволенной великому таланту в промежутках его славы. Гоголь, первоначально восхитившийся пушкинскими сказками и увидевший в них русскую поэзию, впоследствии отказал им в значительности. Полевой, Боратынский, Белинский причисляли сказки к самым слабым созданиям поэта.

Но Пушкин обратился к сказочному жанру не случайно. В 30-е годы он сознательно дистанцируется от своих героев, даже от Евгения Онегина. Драматический род позволяет ему не участвовать в изображаемых событиях даже в роли повествователя. "Повести Белкина" имеют целый ряд посредников между автором и читателями. Даже "Медный всадник", несмотря на лиро-эпическую природу, делится на две части: лирическое вступление и эпическую, демонстративно бесстрастную основную часть.

Пушкин тяготеет к рассказу "чужой истории". В этом смысле сказки как жанровая форма чрезвычайно удобны. Сказка - это концентрация народной мудрости, этики и эстетики, отражение коллективного многовекового опыта. Пушкин создает свою, особую, сказку: она позволяет поэту, с одной стороны, говорить о вечных нравственных ценностях и, с другой, сохранять независимую повествовательную позицию.

В пушкинских произведениях 30-х годов нет тем, оторванных одна от другой. Они связаны между собой настолько, что нередко тема, разработанная в одном произведении, бывает продолжена или расширена в другом. Между произведениями 30-х годов существует глубокая внутренняя связь. "Повести Белкина" Пушкин в письме Плетневу (около 15 августа 1831 г.) называет сказками: "Посылаю тебе сказки моего друга Ивана Петровича Белкина"1. Действительно, несмотря на некоторую анекдотичность "Повестей", в них четко проведена граница между добром и злом на самом бытовом уровне, что делает их близкими сказке. В "Повестях Белкина" романное и притчевое начало связаны с вечными темами: смена поколений, любовь и ненависть, добро и зло. Этому циклу присуща незамутненная ясность нравственных критериев. В них царит идиллическая атмосфера, звучат темы дома, семьи, повседневного общения близких людей. Для Пушкина ценны прежде всего реализованные в мирной стабильности человеческие связи, построенные на любви и согласии.

В "Маленьких трагедиях", напротив, герои поставлены в исключительные обстоятельства, их отделяет от смерти один шаг. Если в "Повестях" жизнь течет размеренно и спокойно, то здесь почти осязаемо чувствуется острота и быстрота, с которой жизнь уступает права смерти, трагическое становится смешным, высокое - низким, торжество сменяется падением. Страсти героев проверяются на их гуманистическую прочность, в основе которой лежат пушкинские представления о чести, совести, нравственности, достоинстве человека.

С конца 20-х годов в поэте непрерывно идет созревание и углубление духовной умудренности и вместе с этим процессом нарастание религиозного сознания. Это уже не Пушкин начала 20-х годов. Об этом одинаково свидетельствуют и поэтические творения, и прозаические произведения, и биографические и критические записки. Творчество Пушкина всегда было богато гуманизмом, но в 30-е годы подобные темы звучат особенно полно в его "Маленьких трагедиях", "Повестях Белкина" и сказках. Чрезвычайно богатая тема пушкинского творчества - духовное преображение личности.

Современники, не принявшие "Повестей Белкина" и сказок, не увидели главного: чуть ли не прямого соотнесения с темами и идеями, создаваемыми "рядом". Те же вечные вопросы, которые поднимаются в "Маленьких трагедиях", "Медном всаднике" - о целях человеческого существования, о достоинстве, о зависимости людских судеб от времени и внешних обстоятелств, о способности преодолевать эти обстоятельства - поднимаются и в сказках. Действительно, в 30-е годы, как никогда, Пушкина волнуют проблемы нравственности. Не об этом ли пишет А.Ахматова: "ни в одном из созданий мировой поэзии грозные вопросы морали не поставлены так резко и сложно, как в "Маленьких трагедиях"2. Другие исследователи поддерживают эту точку зрения: "Грозные вопросы морали" предстают в "Повестях Белкина" в первозданной чистоте"3.

Все эти вопросы звучат и в сказках, но звучат особенно, по-своему, потому что это все-таки сказки. Жанр сказки является, по существу, универсальным для прямого, открытого выражения моральных оценок. Каждому с детства известно, что "сказка ложь, да в ней намек". И этот "намек", мораль - как угодно можно назвать - не требует объяснений. Сказка сама - мораль, не случайно басня вышла из сказки. Сказка обо все говорит прямо, без полутонов и разбирательства сложной душевной организации героев. Если старик сказал "ласковое слово", то он добрый, если старуха "вздурилась" от жадности, то она алчная, если мачеха хочет погубить царевну, то она злая, и царь, если не держит своего слова, плохой царь. Добро есть добро. Зло есть зло. И каждому известно, что в сказках добро всегда побеждает.

Что же объединяет все сказки Пушкина, кроме жанровой формы и фольклорного влияния? На наш взгляд, центральный вопрос для поэта - это вопрос о нравственном падении, преступлении и неизбежном за ним наказании. Это как раз та тема, которая делает сказки Пушкина, которые мы рассматриваем и те, которые остались вне поля зрения ("Сказка о попе и работнике его Балде", незавершенная "Сказка о медведихе"), единым пространством смысла. Это же объединяет сказки с другими произведениями Пушкина 30-х годов.

Во многих произведениях Пушкин разрабатывает тему преступления и наказания. Эта тема звучит в "Маленьких трагедиях", в "Медном всаднике", "Русалке", "Анджело". Есть она и в сказках, но решается по-разному: мачеха умирает "своей" смертью (в полном смысле "своей", такой, какую она заслуживает и какая более всего соответствует логике ее сказочного характера), старуха возвращается к своему прежнему нищенскому существованию, царь Дадон убит золотым петушком. И только в одной сказке виновные не наказываются, а прощаются - в "Сказке о царе Салтане". Это свидетельствует о том, что в пушкинском творчестве эта тема получает всестороннее освещение. Мы видим нарастание и развитие пушкинских представлений о преступлении и наказании.

Важно отметить, что в двух сказках есть специальные персонажи, которым отводится роль суда и наказания: золотая рыбка и золотой петушок. Примечательно, что эти два карающих персонажа маркированы золотым цветом. Существует несколько версий происхождения эпитета "золотой" в этих сказках. Одни исследователи полагают, что он связан с фольклорной традицией, где все лучшее - золотое, и перешел в сказки Пушкина от Арины Родионовны. Другие связывают его с незыблемым постоянством тех ценностей, которые воплощает золотой цвет.

Думается, разгадка лежит в символике золотого цвета, сложившейся в культуре. В архаических религиозных представлениях и позже в византийской и русской иконографии золотой цвет - это цвет божественный, цвет трансцендентных сфер (мы еще вернемся к этому вопросу в соответствующих разделах работы). Вспомним, что рыбка наказала старуху не просто за жадность, а за непомерные амбиции: в черновиках сказки старуха хочет стать римским папой или богом, а в окончательном варианте - подняться выше рыбки - дарителя и помощника.

В плане рассмотрения темы возмездия интересно сопоставить первую и последнюю сказки - о попе и работнике его Балде (1830) и о золотом петушке (1834). Композиция обеих сказок однотипна. Она соответствует распространенному типу сюжета: договор, заключенный между двумя неравноправными сторонами (поп и работник, царь и волшебник), и стремление одной из сторон к невыполнению невыгодной для себя части договора (поп хочет оставить Балду, а точнее - себя, без расплаты; царь Дадон не хочет "просьбу первую" дарителя "исполнить как свою" - отдать красавицу). Но если в первой сказке наказание не является изначально жестоким, а становится таковым из-за невыполнения договора, то в последней царь прямо карается смертью. Возможно, это объясняется тем, что в первой сказке тема преступления и наказания решается на бытовом уровне и конфликт имеет больше социальный смысл, тогда как в последней эта проблема решается уже на метафизическом уровне. Здесь в качестве орудия наказания выступает не человек (волшебник), а сверхличная сила - золотой петушок.

Таким образом, можно сделать вывод, что сказки Пушкина органически "вписываются" в контекст творчества 30-х годов именно благодаря поднятым в них нравственным проблемам - "жгучим вопросам морали".



























СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Пушкин А.С. Собр. соч. В 10 т. М., 1981.

  2. Азадовский М.К. Сказки Пушкина. Л., 1936.

  3. Азадовский М.К. Литература и фольклор. Л., 1938.

  4. Алексеев М.П. А.А. Ахматова // Временник Пушкинской комиссии. Л., 1967.

  5. Ахматова А.А. О Пушкине. Статьи и заметки. Л., 1977.

  6. Волков Р.М. Народные истоки творчества Пушкина. Черновцы, 1960.

  7. Державин К.Н. Вергилий и пермская сказка. Пермь, 1944.

  8. Желанский Л. Сказки Пушкина в народном стиле. М., 1936.

  9. Зуева Т.В. Сказки Пушкина. М., 1989.

  10. Лупанова И.В. Русская народная сказка в творчестве писателей I половины XIX века. Петрозаводск, 1959.

  11. Соколов Ю.М. Пушкин и народное творчество // Литературный критик. 1937. № 1.

  12. Иллюстрация титульного листа: http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/3/26/596/26596055_1212756189_3.jpg



1

Обсуждение материала
Татьяна Остапцова
27.02.2014 22:39
Хороший материал, но нужно его правильно оформить (титульный лист с Логотипом Портала, список использованной литературы).
См.материал, оформленный согласно критериям Требований к публикации материалов в библиотеке Портала.
Марина Мищенко
3.03.2014 18:44
Татьяна, я только не поняла, каким образом  логотип портала на титульный лист помещать?
Остальное, вроде, исправила....
Татьяна Остапцова
4.03.2014 00:57
Отправила образец титулв на Ваш личный адрес.
Марина Мищенко
4.03.2014 01:18
Татьяна, огромнейшее Вам спасибо!
Взгляните сейчас, так ли всё?
Татьяна Остапцова
4.03.2014 01:37
Отлично!
Для добавления отзыва, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Другие материалы автора
Подписаться на новые
@mail.ru
@mail.ru
@mail.ru