В вашем браузере отключен JavaScript. Из-за этого многие элементы сайта не будут работать. Как включить JavaScript?

8-800-1000-299

Дайджест образовательной прессы (апрель 2016)

10 мая 201600:00

В этом месяце

1. Профессиональные периодические издания



Образовательная политика

Президент выбрал устный экзамен

На «Прямую линию» с Владимиром Путиным, которая прошла 14 апреля, поступило более трех миллионов вопросов. За 3 часа 40 минут президент успел ответь на 80. Часть из них была посвящена образованию и науке. Илья Раевский из Ярославской области, который в свои восемь лет уже учится в пятом классе и создает роботов, посетовал, что его из-за юного возраста не берут в лагеря для одаренных детей «Сириус» и «Артек». Президент назвал это явным упущением и пообещал мальчику исправить ситуацию.

11-летний Денис Рябчинский из Великого Новгорода поинтересовался, почему у взрослых два выходных в неделю, а у детей ни одного: «В субботу учимся, а в воскресенье делаем уроки. Где справедливость?» Президент согласился с тем, что часто нагрузка на школьников несоизмерима с тем, что прописывается или должно прописываться специалистами в области детской психологии: «С этой стороны, нужно обязательно все, конечно, проблемы посмотреть».

Отвечая на вопрос 9-летней Елизаветы Смирновой из Иркутской области, глава государства признался, что в случае проверки знаний предпочел бы устный экзамен, а не ЕГЭ.

Комментируя ситуацию с сокращением сети социальных учреждений на селе, президент подчеркнул, что в процессе оптимизации необходимо учитывать особенности страны, где в ряде территорий населенные пункты расположены друг от друга на большом расстоянии: «Ни в коем случае нельзя закрывать социальную сеть, сокращать там, где она нужна и востребована»

Спросили президента и о том, оправдались ли его ожидании от первых лет реформы Российской академии наук. «Скорее да, чем нет, - ответил глава государства. - Одна из задач, которая ставилась в начале пути по реформированию Академии наук, заключалась в том, чтобы привлечь к научной работе, к исследовательской работе людей молодых. И количество молодых исследователей у нас растет заметными темпами. Мы говорили об оптимизации работы научных учреждений, о том, чтобы они сосредоточили свою работу на прорывных направлениях. И в этом отношении, на мой взгляд, тоже есть положительные сдвиги, потому что современная наука развивается в основном на стыке дисциплин, а при объединении крупных научных центров, еще доставшихся нам из советского времени, мы можем получить, и получаем, очень хорошие, эффективные, молодые и перспективные научные творческие коллективы, работающие на прорывных направлениях современной науки».

(Ветров И. Президент выбрал устный экзамен / Игорь Ветров // Учительская газета. – 2016. - 19 апреля).

Как сократить количество проверок?

Контролировать необходимо в первую очередь школы, находящиеся в зоне риска, а проверки школ, чья работа не вызывает нареканий, должны быть сведены к минимуму. Данные принципы будут положены в основу новой риск-ориентированной модели проверок школ, рассказал руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов в ходе круглого стола по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности в сфере образования в Общественной палате.

По его мнению, проверки должны носить комплексный характер и служить повышению качества образования: необходимо понять, где есть проблемы, и по итогам проверок сформировать методические рекомендации по улучшению ситуации в конкретной школе или муниципалитете.

При этом важно привлекать к проверкам компетентных экспертов-практиков, лучших учителей и директоров школ, отметил Сергей Кравцов. Принимать же административные решения по наказанию нужно не по результатам проверки, а по итогам выполнения рекомендаций.

Начальник Управления надзора и контроля за деятельностью органов исполнительной власти субъектов РФ Рособрнадзора Евгений Семченко рассказал, что в ближайшее время будут выпущены новые административные регламенты по государственному надзору и контролю качества образования. Будут скорректированы и критерии оценки деятельности региональных органов власти, осуществляющих контроль в сфере образования.

В свою очередь член Комиссии ОП РФ по развитию науки и образования Роман Дощинский пообещал, что Общественная палата подготовит рекомендации по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности на основе тезисов учителей и директоров школ, присланных в адрес комиссии, и направит их в профильные органы власти.

(Донатович С. Как сократить количество проверок / Сергей Донатович // Учительская газета. – 2016. – 12 апреля).

Сидеть от урока — и до вечера

Педагогическое сообщество бурно обсуждает проект приказа Минобрнауки «Об утверждении особенностей рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих педагогическую деятельность». Документ пока не принят, но уже сейчас, на этапе разработки, он вызвал немало критики.

Преподаватели школ и вузов жалуются, что документ отдает вопросы регулирования рабочего времени работников образования на откуп руководству организаций. Профсоюзные организации предупреждают, что инициативы ведомства могут обернуться дополнительной неоплачиваемой нагрузкой на преподавателей.

Как заявил «Известиям» сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность», преподаватель РГГУ Павел Кудюкин, для работников школ документ предусматривает ряд видов работ, которые не включаются в оплачиваемое рабочее время, хотя учителя выполнять их обязаны.

Речь идет о пункте 2.3 проекта приказа. В нем под «другой частью педагогической работы» подразумевается в том числе «участие в концертной деятельности, конкурсах, состязания, экскурсиях... и других формах учебной деятельности». По словам Кудюкина, всё это не предусматривает оплаты.

Это, считают представители преподавательского сообщества, приведет к тому, что учителя будут больше работать за те же деньги. Кроме того, по его словам, в документе слабо отражены проблемы рабочего времени работников высшей школы.

— Вообще не упомянута проблема регулирования рабочего времени научных сотрудников, которые есть во многих вузах, — сказал Павел Кудюкин. — Совершенно не принято во внимание то, что немалая часть рабочего времени преподавателей уходит на неучитываемую и неоплачиваемую работу. Например, по приему академических задолженностей.

В профсоюзе считают, что в приказе необходимо прописать как можно более четко обязательную норму о том, что администрация не вправе заставлять преподавателя находиться в помещении образовательной организации, если это не вызвано проведением занятий или иных видов работ.

В пункте 2.4 проекта приказа говорится, что «в дни недели, свободные для работников, ведущих преподавательскую работу, от проведения занятий по расписанию... обязательное присутствие в организации не требуется».

— Вот в этой формулировке и проблема. Мы требовали, чтобы был четко прописан запрет. Но формулировка «не требуется» на практике означает совершенно другое. Педагога и раньше могли заставить высиживать часы, но и в новом проекте это не запрещено. Сейчас это часто применяется как мера наказания, — поясняет Кудюкин. — Мы сталкиваемся с тем, что индивидуально для членов профсоюза вводится норма о 36 часах в неделю, притом что других преподавателей отсиживать часы не оставляют. Это такая форма наказания за избыточную общественную активность.

Первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов рассказал «Известиям», что получает очень много обращений с критикой ведомственного приказа.

Депутат отправил запрос на имя вице-премьера Ольги Голодец с просьбой отозвать проект приказа и организовать его широкое обсуждение с профессиональным сообществом. На это он получил пятистраничный ответ, подписанный первым замминистра образования и науки Натальей Третьяк.

В письме Третьяк говорится, что процедура отзыва проектов нормативно-правовых актов не предусмотрена. Первый замминистра утверждает, что проект приказа «нацелен на предотвращение практики необоснованного расширения работодателями видов работ, исполняемых педагогическими работниками, в том числе неоплачиваемыми», и что он не противоречит норме о 36-часовой рабочей неделе для педагогов.

Кроме того, пишет Наталья Третьяк, документ обсуждался с профессиональным сообществом, а на встрече с профсоюзом «Учитель» по всем вопросам были даны «исчерпывающие ответы и комментарии».

— У них на Тверской пикет учителей проходит, и это вот называется «были даны исчерпывающие комментарии», — иронизирует Бурматов. — Когда они исчерпывающие, мне кажется, люди на пикет не выходят.

— В приказе есть моменты, которые могут, на мой взгляд, «осчастливить» наших учителей, работников детских садов и работников высшего образования дополнительным ненормированным и неоплачиваемым рабочем временем. Пока сохраняется хотя бы малейшая угроза для прав работников системы образования, такие нормативные акты приниматься не должны, — сказал парламентарий.

В Минобрнауки «Известиям» пояснили, что «проект нового приказа устанавливает не режим рабочего времени педработников, а лишь особенности этого режима, включая регулирование выполнения той работы, которая не является нормируемой. Проект приказа вносит разъяснения для работодателей, исключая возможности для злоупотреблений».

(Крецул Р. Сидеть от урока — и до вечера / Роман Крецул // Известия. – 2016. - 26 апреля)


Качество знаний

Рособрнадзор не рекомендует школам использовать результаты Всероссийских проверочных работ (ВПР), которые будут проведены в мае 2016 года, для выставления годовых отметок ученикам. Эти результаты не должны также использоваться для принятия административных решений в отношении учителей. Об этом заявил заместитель руководителя ведомства Анзор Музаев в ходе совещания с регионами по подготовке к проведению ВПР. 11 мая ученики 4-х классов напишут диктант, 13 мая - вторую часть работы по русскому языку, 17 мая - контрольную по математике, 19 мая - проверочную работу по окружающему миру. Участие школ в проведении майских ВПР будет добровольным.

«Всероссийские проверочные работы - это не выпускной экзамен в начальной школе. Это стандартизированная контрольная работа, чтобы школы и конкретный учитель могли оценить, на каком уровне находится класс. Мы не рекомендуем использовать результаты ВПР для выставления годовых отметок», - сказал Анзор Музаев.

В ближайшее время будут опубликованы демоверсии и описание майских проверочных работ, и учителя смогут с ними ознакомиться.

«Никаких административных решений или действий в отношении школы, учителя, муниципалитета по результатам ВПР быть не должно. Этот вопрос у нас находится на особом контроле. Если какие-то школы покажут низкие результаты, в регионе должна быть создана специальная программа помощи таким образовательным организациям», - заявил начальник Управления надзора и контроля за деятельностью органов исполнительной власти Рособрнадзора Евгений Семченко.

(Донатович С. Не путайте ВПР с экзаменом / Сергей Донатович // Учительская газета. – 2016. – 12 апреля).


Научные сообщения


Заседания диссертационных советов будут записывать на видео

Правительство внесло изменения в Положение о присуждении ученых степеней, утвержденное в 2013 году. «Сегодня скандалы с липовыми защитами пошли на убыль, тем не менее практика применения норм этого Положения показала, что в него необходимо внести определенные коррективы, - отметил премьер-министр Дмитрий Медведев. - Предлагаемые изменения направлены на повышение эффективности работы системы государственной научной аттестации, чтобы эта система была более прозрачной».

В частности, установлен трехлетний срок действия заключения от организации, в которой выполнялась диссертация. Срок доступа в Интернете к полному тексту диссертации на соискание степени доктора наук увеличен с 9 до 12 месяцев, кандидата наук - с 7 до 10 месяцев.

Положение дополнено двумя основаниями для отказа в приеме диссертации к защите. Заседания диссертационного совета теперь будут фиксироваться средствами аудиовидеозаписи. Детализированы процедуры рассмотрения апелляций на решения диссертационных советов, в том числе о лишении ученых степеней.

(Косыгин С. Заседания диссертационных советов будут записывать на видео / Сергей Косыгин // Учительская газета. – 2016. - 19 апреля).

Диссертация

«Минобрнауки России не планирует ограничивать возможность защиты диссертации специальностью, указанной в дипломе специалиста или магистра. Требование о соответствии диссертации образованию, полученному в вузе, для соискателей степени по медицинским, ветеринарным и юридическим наукам действует уже не первый год и продолжает действовать. Такое ограничение для данных направлений обусловлено особой потребностью со стороны общества в высококвалифицированных специалистах по указанным областям знаний», – заявила замминистра образования и науки РФ Людмила Огородова.

(Минобрнауки не будет ограничивать защиту диссертации специальностью, указанной в дипломе // Независимая газета. – 2016. – 19 апреля)

МГУ и СПбГУ смогут самостоятельно присуждать ученые степени

Государственная Дума приняла во втором, основном, чтении законопроект, в соответствии с которым Московский государственный университет им. Ломоносова и Санкт-Петербургский государственный университет получат право самостоятельно присуждать ученые степени, минуя Высшую аттестационную комиссию (ВАК). Изменения вносятся в федеральный закон о науке и научно-технической политике. Председатель Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям Валерий Черешнев пояснил, что инициатива позволит МГУ и СПБбУ «самим выдавать дипломы кандидата наук или доктора наук». Такая возможность у этих двух университетов появится с 1 сентября этого года.

А через год, с 1 сентября 2017-го, право самостоятельно проводить аттестацию научных кадров может получить еще ряд научных организаций и вузов, которые достигли высоких результатов в научной деятельности. Согласно законопроекту их перечень утвердит Правительство РФ. В частности, в него могут попасть высшие учебные заведения, имеющие статус федеральных и национальных исследовательских университетов. Третье чтение законопроекта в нижней палате парламента состоится в мае этого года.

(Симонов А.И. МГУ и СПбГУ смогут самостоятельно присуждать ученые степени / Александр Иванович Симонов // Учительская газета. – 2016. - 26 апреля).

Что представляет собой современная российская историческая наука

2016-й – год двух значимых юбилеев (175-летие Ключевского и 250-летие Карамзина), повод поговорить о проблемах современной исторической науки и её практических аспектах. «Литературная газета» готовит серию публикаций на эту важную тему. Историки смогут рассказать об исторической науке и практике без излишнего академизма и не обходя острых углов. Это будут интервью, авторские материалы – дискуссия на профессиональные темы, но интересная широкому кругу читателей.

Открывает дискуссию историк Евгений Спицын.

Евгений Спицын - выпускник Московского педагогического государственного университета. В 2000–2008 гг. – директор одной из московских школ, с 2007 по 2009 г. – проректор Института мировых цивилизаций. Автор учебника «Полный курс истории России для учителей» в 4 томах

– История – это всегда болевая точка, повод для конфликтов, спекуляций, поле политической борьбы. Вопросы истории обсуждаются в публичном пространстве, в СМИ, на ток-шоу, они будоражат общество и формируют мировоззрение. Однако иногда кажется, что процесс этот никак не связан с исторической наукой. Что не только СМИ дилетанствуют, не привлекают в необходимой степени профессионалов, но и профессионалы «ушли в себя». А ведь традиция Ключевского и Карамзина – это популяризация истории, активная просветительская деятельность.

Что, по-вашему, представляет собой современная историческая наука в этом смысле? Решает ли она задачу распространения знаний? Существуют ли у неё просвещенческие цели? Работает ли она как «институт популяризации»?

– Не вполне могу согласиться, поскольку лишь очень немногие СМИ приглашают профессиональных историков для публичных дискуссий, где они могли бы спокойно и – главное – аргументированно, на базе достоверных исторических фактов и источников разоблачать многочисленные байки и исторические мифы, которые, увы, давно стали достоянием общественности. «Литературная газета», как и газета «Культура», в данном случае является редким исключением.

А что касается ситуации в самой исторической науке, то, на мой взгляд, она носит двоякий характер. С одной стороны, лучшие традиции русской и советской исторической науки продолжают многие крупные историки разных политических взглядов, например, те же академики В.Л. Янин и А.А. Зализняк, доктора исторических наук Н.И. Павленко, И.Я. Фроянов, Н.С. Борисов, А.А. Горский, В.В. Фомин, Б.Н. Миронов, Ю.Н. Жуков, недавно скончавшийся В.Н. Земсков. Но, увы, не они определяют лицо современной исторической науки, а разного рода «паркетные академики» типа Ю.С. Пивоварова и А.А. Чубарьяна. Не секрет, что весь постсоветский период штамповались разного рода липовые диссертации по истории, огромное количество наших депутатов и чиновников обзавелись запасными парашютами, став профессорами и докторами исторических наук, разбираясь в истории, пардон, как свинья в апельсинах.

– Насколько современная историческая наука политически ангажирована? Насколько она подчинена какой-то «линии партии»? Зависит ли карьера современного историка от его политических взглядов, идеологических предпочтений? Приверженность каким историческим концепциям помогает двигаться по служебной лестнице быстрее? Можно ли в связи с этим говорить о клановости в исторической среде, о «лагерях», конфликтующих школах?

– Безусловно, история – это наука «политическая», неслучайно известный историк-марксист академик М.Н. Покровский как-то сказал: «История – это политика, опрокинутая в прошлое». Ведь очень часто многие государственные мужи, политики и их обслуга, в том числе и политологи, в своих решениях и спорах опираются именно на исторические аргументы. Другое дело, что многие из них либо просто не знают самых элементарных фактов, либо сознательно искажают их. Таких примеров пруд пруди. Например, по тому же Пакту Риббентропа – Молотова 1939 года или «Крымской эпопее» 1954 года.

Что касается клановости, то она всегда была в науке, в том числе и в исторической. Однако раньше, то есть в императорской России и Советском Союзе, эта клановость существовала в рамках разных научных школ, и спор между кланами шёл по существу острых исторических проблем: например, об общественном строе Древней Руси, истории опричнины или о генезисе капитализма.

Сейчас же всё очень резко и вполне сознательно сместилось в сугубо идеологическую плоскость, и споры идут вокруг дутых исторических проблем: об изначальной кровожадности и деспотичности русской монархии, об особой кровавости и трагедийности русского исторического процесса, об извечном рабстве русского народа, о равновеликой ответственности Третьего рейха и СССР в развязывании Второй мировой войны и т.д. Хотя давно и хорошо известно, что, например, за всё время многолетнего правления Ивана Грозного погибло куда меньше людей, чем за одну Варфоломеевскую ночь в Париже 24 августа 1572 года.

Только один характерный пример: небезызвестный академик-погорелец Ю.С. Пивоваров в своём интервью журналу «Профиль» прямо заявил: «Тот же Александр Невский – одна из спорных, если не сказать смрадных фигур в русской истории, но его уже не развенчаешь... А Ледовое побоище – всего лишь небольшой пограничный конфликт, в котором Невский повёл себя как бандит, напав большим числом на горстку пограничников. Так же неблагородно он поступил и в Невской битве, за что и стал Невским. В 1240 году он, пробравшись в ставку шведского ярла, правителя Биргера, сам выбил ему копьём глаз, что среди рыцарей считалось не комильфо».

Видать, этому академическому прохвосту неведома элементарная вещь, известная любому студенту-первокурснику истфака: во всех русских летописях «лицом» назывался передовой строй своего или неприятельского войска, а не физиономия конкретного исторического персонажа, поэтому, когда летописец писал, что «Олександр самому королеви Бергелю возложи печать на лице острым своим копием», то он имел в виду, что в ходе Невской битвы новгородские «копейщики» во главе с князем Александром Невским смяли шведский «лицевой» строй, а затем потопили несколько шведских кораблей и разгромили их базовый лагерь, уничтожив там «злотоверхий шатёр» королевского ярла и шведского епископа.

А что касается клановости, то теперь она вышла за рамки самих исторических школ и вылилась в чистую групповщину либо сугубо этнического, либо политического свойства с ярко выраженным привкусом либерал-западничества русофобского толка. Именно по этому принципу и идёт формирование новой научной «элиты» и стремительное продвижение по служебной лестнице своих людей.

– В какой степени, по-вашему, решена в России проблема преподавания истории и в школах, и в вузах? Удалось ли внедрить концепцию «Единого учебника»? Жизнеспособна ли она? Удалось ли сформировать в среде историков единый подход, прийти к общему пониманию целей, идеологических задач?

– Она не просто не решена, она загнана в угол. Поручение президента страны, я считаю, полностью провалено. Провалено абсолютно сознательно и внаглую, и за это должен нести ответственность министр образования г-н Д.В. Ливанов, его первый зам г-жа Н.В. Третьяк и главный куратор исторической науки академик А.А. Чубарьян, а также те бизнес-структуры, которые все эти годы получают гигантские прибыли от издания учебной литературы за государственный счёт. Никакого конкурса, конечно, не было, всё вылилось в пустую трату государственных средств и очередной распил бюджетных денег между аффилированными с Минобрнауки издательствами.

Самое смешное, что уже в конце декабря 2015 г. с резкой критикой новых учебников по истории России выступили многие руководители образовательных учреждений города Москвы, которые сами принадлежат к лагерю горячих сторонников асмоловской вариативности образования. И.М. Бронштейн, директор школы № 1371: «Если мы дадим трём школам учебники трёх издательств, то к экзаменам выпускники трёх школ придут с совершено разными представлениями, например, о древней истории славян». М.Я. Шнейдер, директор гимназии № 45: «Времени на создание учебников было мало. Стремление выпустить книгу оперативно привело к спешке… В некоторых из представленных учебников истории даже редактирование не доведено до конца. И в таком виде я бы их детям не давал»…

В исторической науке всегда было и будет немало острых проблем. Я хорошо помню, что мой великий учитель, выдающийся русский историк профессор Аполлон Григорьевич Кузьмин (1928–2004) на первой же лекции дал нам, своим очередным студентам, гениальную установку: «Между двумя разными точками зрения лежит не истина, а проблема», и задача настоящих историков состоит в том, чтобы скрупулёзно разбираться в существе этих проблем, опираясь исключительно на новое прочтение старых и поиск новых источников, достоверные факты и артефакты, а не на новые идеологические веяния и очередные штампы.

– Скоро столетие Октябрьской революции (а прежде и Февральской). За последние четверть века сделано многое, чтобы это историческое событие воспринималось в обществе как переворот. Как вы полагаете, следует ли на государственном уровне отметить эту дату? В какой модальности? Существует ли какая-то форма политического примирения в отношении к Октябрю 1917 года? Предлагалась такая формула: объединить две революции 1917-го в одну и назвать её Великой русской революцией. Как вам такая идея?

– Во-первых, думаю, что по аналогии с Великой французской революцией нашу революцию также можно назвать Великой русской революцией в том смысле, что и та и другая прошли через несколько этапов, причём диаметрально противоположных. Там на смену жирондистам пришли якобинцы, а у нас на смену февралистам – большевики. Но, по сути, это, конечно, были разные «социальные революции». Февральская – в чистом виде государственный переворот, осуществлённый масонами, вождями которых были А.Ф. Керенский, А.И. Гучков, Н.В. Некрасов и другие персоналии либерального «прогрессивного блока». Октябрьская – тоже государственный переворот (сами вожди большевиков его именно так и называли все 20-е годы), однако в данном случае они свергли не законную власть, а власть преступников, захвативших её в результате дворцового переворота. Причём власть абсолютно беспомощную, которая за полгода не смогла решить ни одной кричащей проблемы. Пустая говорильня, распад страны, экономический хаос, поражения на фронте… По сути, большевики подобрали власть, которая, как публичная девка, валялась на промозглых петроградских мостовых.

И когда нам говорят, что именно большевики ввергли Российскую империю в кровавую смуту 1917 года, а затем и в Гражданскую войну, я всегда советую этим «знатокам» сесть за школьную парту и сдать экзамен по истории «Великой русской революции 1917–1920 гг.». Притом надо отметить, что Октябрьская революция, в отличие от Февральской, действительно была не просто госпереворотом, а Великой социальной революцией, оказавшей огромное, а главное – позитивное влияние на развитие всей человеческой цивилизации. Поэтому отметить 100-летие Октября надо на государственном уровне, тем более что почти 75 лет день 7 ноября был настоящим государственным праздником и реально отмечался всем народом.

А примирение, безусловно, возможно и нужно. И базой такого примирения должны стать: 1) принцип историчности, т.е. оценки тех событий, исходя из позиций и реалий того времени, и 2) достоверность и изучение реальных фактов, а не очередных мифов и штампов.

Уверяю вас, что эпоха Французской революции и наполеоновских войн была не менее кровава, чем наша революция и Гражданская война, тем не менее день14 июля многие десятилетия является государственным праздником Французской республики. А мы вновь и вновь устраиваем бойню на историческом фронте и отдаём информационное поле на откуп проходимцам от науки и безграмотным политиканам, которые своим псевдоисторическим бредом пиарят исключительно себя и только вносят раскол в единство нашей нации, разрушая стабильность нашего Отечества! А единство народа и его нацеленность на великие свершения – это не только залог нашей выживаемости, но и наших великих побед.

(Политика, опрокинутая в прошлое: Беседу вёл Вадим Попов // Литературная газета. – 2016. – 31 марта)


Высшая школа

К университету нефти и газа присоединили вуз

В России продолжается объединение вузов. Российский государственный геологоразведочный университет им.Серго Орджоникидзе будет присоединен к Российскому государственному университету нефти и газа имени Губкина. Филиал геологоразведочного университета в Старом Осколе будет теперь считаться филиалом университета нефти и газа.

В Минобрнауки подчеркнули, что всем студентам гарантировано соблюдение их прав и продолжение учебы на тех же условиях.

Абитуриентам надо знать, что в этом году они могут поступать и в геологоразведочный университет, и в университет нефти и газа - информация приемной комиссии есть на обоих сайтах вузов, но считаться будут студентами университета нефти и газа.

В геологоразведочном университете уточнили, что подавать документы надо по прежнему адресу вуза - в приемную комиссию на улице Миклухо-Маклая, дом 23.

Кроме того, Московский государственный университет леса станет филиалом Бауманки, а Государственный университет управления войдёт в состав Московской государственной юридической академии им.Кутафина. Приказы об этом подписаны министром образования и науки Дмитрием Ливанов

(Ивойлова И. К университету нефти и газа присоединили вуз / Ирина Ивойлова // Российская газета. – 2016. – 18 апреля).

Судьба студентов и преподавателей под вопросом

Прокуратура Амурской области организовала проверку по вопросам соблюдения прав студентов Благовещенского филиала Московской академии предпринимательства (МАП), лицензию которой приостановил Рособрнадзор. Проблему обсуждали и на совещании в областном Законодательном собрании. По словам председателя Заксобрания Константина Дьяконова, более тысячи студентов, в том числе 176 обучающихся с очного отделения, около ста сотрудников и преподавателей рискуют оказаться на улице: одни - без образования, другие - без работы.

«Наибольшую тревогу по поводу студентов-очников вызывает то, что юношей теперь могут призвать в армию, если они не продолжат обучение, а значит, процесс образования может для них прерваться на целый год. Ситуация с заочниками проще, но и они ждут вариантов. Отдельный вопрос, требующий контроля, - по преподавателям», - заявил депутат.

По данным областного правительства, 28 марта МАП и Московский финансово-промышленный университет «Синергия» заключили соглашение, согласно которому все студенты академии, в том числе из региональных филиалов, для продолжения обучения могут перевестись в университет «Синергия». Однако в корне это проблему не решило. Далеко не все студенты горят желанием перевестись в данный московский вуз.

Рабочие совещания по вопросам дальнейшего обучения студентов академии ежедневно проходят в областном Минобразования, глава министерства Марина Селюч возглавила специально созданную рабочую группу. Точка в этой сложной истории пока не поставлена. Амурские депутаты обещали держать вопрос на контроле до полного разрешения ситуации.

(Ветров И. Судьба студентов и преподавателей под вопросом / Игорь Ветров. - Учительская газета. – 2016. - 12 апреля 2016 года «Учительская газета», №15 от 12 апреля 2016 года).

Красный диплом не гарантирует трудоустройства

Представители крупных компаний предлагают подсчитать нужные стране специальности и изменить под них программы вузов

На круглом столе «Проблемы и перспективы развития рынка труда в современных условиях» топ-менеджеры крупнейших банков, ритейлеры и представители компаний, создающих программное обеспечение, рассказали о бесполезности красного диплома, завышенных ожиданиях студентов и пользе стажировок.

Как сообщила начальник управления содействия занятости населения столичного департамента труда и соцзащиты Юлия Холомцева, за три прошедших месяца 2016 года из 2,5 млн молодых людей, проживающих в Москве, в департамент труда и соцзащиты населения Москвы обратилось 12,5 тыс. человек от 14 до 30 лет. Это 26% от всего количества нуждающихся в трудоустройстве москвичей.

По данным на 1 апреля в городе было 6,8 тыс. человек, оформивших статус безработного, при этом 51% безработной молодежи — это выпускники вузов.

— Вроде бы молодые специалисты — это люди, которые мобильны и востребованы на рынке труда. Но почему больше половины не работают? Что с ними не так? В этом надо разобраться, — сказала Холомцева.

Педагоги считают, что новый приказ Минобрнауки заставит их работать больше за те же деньги

— Если студент надеется, что он будет выбирать работодателя, то ему надо срочно снять розовые очки и убрать их подальше. Это мы будем его выбирать. Добро пожаловать во взрослую профессиональную жизнь, — говорит вице-президент по персоналу компании «Эльдорадо» Роман Ермоленко.

Управляющий директор по работе с персоналом Райффайзенбанка Владимир Химаныч также полагает, что студенты должны сами добиваться работы, это развивает такие полезные качества, как сопротивляемость кризисной ситуации и правильный взгляд на жизнь.

— Есть тревожащий фактор: в результате исследований мы выяснили, что ключевым фактором при выборе работодателя для студентов является стабильность компании. Я считаю, что это нетипично и неправильно, потому что студенты и стабильность — совершенно несовместимые вещи, — говорит Химаныч. — Молодой специалист должен искать то место, где ему будет по-настоящему комфортно.

По мнению заместителя гендиректора компании «Финэкспертиза» Ольги Слинкиной, истоки проблем в трудоустройстве нужно искать еще в школе.

— С вводом ЕГЭ был уничтожен институт ранней профориентации. Ведь раньше дети ходили на дни открытых дверей, выбирали вузы. А сейчас надо разослать результаты госэкзамена в максимальное количество вузов, куда возьмут — туда и пойдешь. Я это даже на своих детях заметила, — рассказала Силкина.

В итоге оказывается, что большинство студентов на 4-м или 5-м курсах понимают, что вовсе не намерены работать по специальности.

— Я был недавно в престижном университете и задал вопрос группе студентов из 150 юристов, экономистов и бухгалтеров: кто собирается работать по профессии? Так вот — никто. Это просто ужас! При этом в результате бизнес-игры, которую мы провели, оказалось, что большинство экономистов не может отличить маржу от убытка. Когда уже наступит нормальное образование? Почему никто не хочет работать, например, в сельском хозяйстве? — возмущается Роман Ермоленко.

По его мнению, чтобы исправить ситуацию, нужно нормировать количество нужных стране специальностей и исходя из этого строить учебные программы в университетах.

Почти все крупные компании проводят стажировки и очень ценят, если претендент на работу их прошел. Однако добиться стажировки очень непросто.

Например, должность менеджера в «Эльдорадо» получают десять претендентов из тысячи. А Райффайзенбанк в 2015 году из 3 тыс. желающих взял на стажировку только 22 человека. Компания SAP CIS из 500 претендентов отобрала только восемь человек.

Больше всего шансов получить работу, по словам Владимира Химаныча, у специалистов в области IT и инженеров.

(Беришвили Н. Красный диплом не гарантирует трудоустройства / Наталия Беришвили // Известия. – 2016. - 27 апреля).

Интерны: последний сезон

Руководство Уральского медуниверситета скрыло от студентов, что они не получат дипломы гособразца

Интерны Уральского государственного медуниверситета (УГМУ) в этом году вместо гербовых "корочек" получат документы так называемого установленного образца. Большинство выпускников считает, что с такой бумажкой нормальную карьеру не сделаешь.

По словам ребят, руководство вуза сообщило им неприятную новость в феврале.

- Я поступил в интернатуру в 2015 году по целевому набору. Когда с нами заключали договоры, никто ничего не объяснил, - говорит будущий хирург Сергей (имя изменено. - Прим. ред.). - Да, с дипломом установленного образца можно работать, но медики каждые пять лет проходят курсы повышения квалификации. А те, кто их проводит, должны понимать, какие знания мы до этого уже получили, чтобы дать нам новые. Теоретическую базу врача подтверждает именно диплом интерна или ординатора. В сертификате, допускающем к профессии, этой информации нет.

Экзамен сдают дважды

Молодые врачи развернули довольно бурную деятельность: создали группу в соцсети, где выложили аудиозаписи собраний с участием ректора, подготовили письмо в федеральный минздрав, обратились в СМИ.

- Мы заложники переходного периода, но действуем не только в своих интересах: УГМУ в 2016 году будет еще набирать интернов. Хотим их предупредить, - поясняют организаторы группы.

Не вижу проблемы

Ректор УГМУ Сергей Кутепов на запрос "Российской газеты" отреагировал нервно: информация не требует обсуждения в СМИ! В аналогичную ситуацию попали 18 вузов, но раздули проблему только у нас! Видимо, остыв, профессор перезвонил и порекомендовал прочитать официальное пояснение на сайте.

В нем подробно, со ссылками на законодательство, говорится, что при желании получить диплом гособразца можно пройти итоговую аттестацию экстерном в другом учебном заведении, аккредитованном по программам интернатуры. При этом подчеркивается, что "корочки" установленного образца действительны по всей России. При трудоустройстве гораздо важнее сертификат специалиста, а его УГМУ выдает как раз гособразца.

- Нас заверяют, что в пределах России вопросов с работой не будет, но не факт. Кое-кто уже звонил в другой регион, интересовался, можно ли устроиться с дипломом установленного образца. Оказалось, не везде. А что будет с интернами из СНГ? Негосударственные "корочки" там не котируются, - говорит Мария.

Чтобы урегулировать спор, у УГМУ есть еще несколько месяцев: официально обучение в интернатуре заканчивается 31 августа. Будем надеяться, что регион все-таки получит сотню новых врачей, а не погрязнет в судебных баталиях. Интерны, обучавшиеся за свой счет, готовы подавать иски.

(Швабауэр Н. Интерны: последний сезон / Наталия Швабауэр (Екатеринбург) // Российская газета. Неделя – Урал. – 2016. – 14 апреля).

Спор о гербе

Для тех, кто плохо знаком с профподготовкой врачей, поясним, что обычный диплом об окончании медвуза дает право трудиться только терапевтом в поликлинике. Поэтому постдипломное обучение обязательно, оно позволяет получить специализацию. Проблема в том, что еще в 2013 году вступил в силу 273-ФЗ "Об образовании", где понятие интернатуры отсутствует. Было решено, что вузы, успевшие аккредитовать программы по интернатуре до 1 сентября 2013 года, продолжат выдавать дипломы гособразца, а те, у кого срок очередной аккредитации наступил позже, - установленного образца. Последний выпуск интернов в стране состоится в 2017-м.

- В принципе, никто не жалеет о том, что интерны как артефакт уйдут в прошлое. К примеру, раньше, чтобы стать кардиохирургом, надо было сначала получить "корочки" по общей хирургии, а потом еще пройти специализацию. Сейчас можно сразу поступить в ординатуру на кардиохирургию и сэкономить время, - поясняет Сергей.

По мнению интернов, ректорат вуза повел себя как бизнес-структура, которая не хочет отказываться от стабильного заработка: ведь примерно треть курса грызет гранит науки за свой счет

Молодежь возмущает не столько сам факт отсутствия у УГМУ аккредитации на интернатуру, сколько то, что это скрыли. По идее, еще в 2014-м руководство медуниверситета должно было сообщить, что не сможет выдавать дипломы гособразца. И тогда студенты могли бы выбирать, перевестись в другой вуз или заменить форму обучения. По мнению ребят, ректорат повел себя как бизнес-структура, которая не хочет отказываться от стабильного заработка. Примерно треть курса грызет гранит науки за свой счет. Это либо те, кому не хватило баллов по конкурсу, либо обучающиеся по специальностям, где бюджетных мест не предусмотрено вообще, в частности, стоматологи и венерологи. С каждого академия получает около 120-150 тысяч рублей в год. Остальные - бюджетники-целевики. На 100-150 человек сумма набегает немаленькая.

Сирия

Российские вузы в 2016 году примут на 100% больше студентов из Сирии, сказал член Совета Федерации Дмитрий Саблин. «С 2016 года в два раза выросли квоты на обучение сирийских студентов в России», – сообщил вчера журналистам сенатор. Он находится с гуманитарным визитом в Сирии в составе делегации российских парламентариев. В этой группе также депутаты Госдумы Александр Ющенко и Сергей Гаврилов.

(Российские вузы в 2016 году примут вдвое больше студентов из Сирии // Независимая газета. – 2016. – 12 апреля).

Объединение вузов продолжается

Российский государственный геологоразведочный университет имени Серго Орджоникидзе будет присоединен к Российскому государственному университету нефти и газа имени И.М.Губкина, Московский государственный университет леса - к МГТУ имени Н.Э.Баумана, а Государственный университет управления - к Московскому государственному юридическому университету имени О.Е.Кутафина.

Как отмечают в министерстве, предложения по объединению в 2015 году поступили от ученых советов перечисленных вузов. Все они были рассмотрены и поддержаны на заседании специальной комиссии при Минобрнауки России с участием представителей учебных заведений, Совета ректоров вузов Москвы и Московской области. Минобрнауки будет контролировать соблюдение прав студентов в ходе реорганизационных мероприятий.

(Рожков П. Объединение вузов продолжается / Павел Рожков. - // Учительская газета. – 2016. - 26 апреля).


Начальная школа

В начальной школе могут отменить оценки

В этом году за парты сядут 1 млн 700 тысяч первоклашек. Как узнать, готов ли ваш ребенок к школе? Можно ли заменить букварь планшетом? Надо ли учить дошколят чтению и письму? Об этом "РГ" рассказывает профессор кафедры возрастной психологии Московского городского психолого-педагогического университета Наталья Авдеева

В минобрнауки рассказали, что в детских садах скоро могут появиться планшеты. Получается, родители теперь должны учить детей нажимать на кнопочки, а не учить буквы?

Наталья Авдеева: Если школьная программа не предусматривает работу с планшетом, то наверняка и в детском саду никто не будет менять книги и игрушки на гаджеты. Но такое время приближается. Сегодня годовалые дети с удовольствием играют с маминым айфоном или папиным айпадом. Есть случаи, когда дети начинают учить буквы на компьютере. Это совсем неплохо, потому что у ребенка появляется обратная связь. Они понимают: нажал букву - сразу увидишь ее на экране. Ребенок запоминает очертания буквы и на экране, и на клавиатуре. Учить таким образом буквы можно с четырех лет.

А надо ли до школы учить ребенка читать и писать?

Наталья Авдеева: Психологи - за то, чтобы готовиться к школе традиционным образом - лепить, рисовать, развивать психомоторику. У педагогов другой подход. Они считают, что в школу должен прийти ребенок, которые уже умеет читать и даже писать. На изучение букв, составление слов и чтение современные программы отводят всего полгода. Со второго полугодия в первом классе уже начинается работа с большими и сложными текстами. И дети, которые не были готовы к этому, оказываются в худшем положении. Во многих школах, чтобы попасть в первый класс, нужно пройти подготовительную программу, где ребенка учат читать и писать. Что происходит дальше? Ребенку становится скучно в первом классе. Проблема "Не хочу учиться!" стоит очень остро.

Как родителям понять, готов ли ребенок к школе? Сможет ли пойти в первый класс или лучше ему еще год посидеть в детском саду?

Наталья Авдеева: Главное, чтобы ребенок хотел пойти в школу. Родителям я бы посоветовала рассказывать детям про свои школьные годы, вспоминать позитивные моменты, подчеркивая, что сейчас учиться еще интереснее. Если ребенок говорит: "Я не хочу идти в школу", надо насторожиться. Может быть, пройти у психолога тест на готовность к школьному обучению. Ребенок должен уметь обвести букву, уметь найти различия на рисунке, проложить правильную дорожку на схеме, не обращая внимание на то, что кругом неправильные подсказки. Очень хороши игры, когда нельзя, например, говорить "нет". "Да" и "нет" не говорите, черный с белым не берите...". Обычно ребенок может продержаться 10-15 минут и больше. А вот если ребенок быстро говорит: "Не хочу играть", значит, есть трудности с контролем своего поведения. Ему будет сложно сосредоточиться в школе, удерживать в голове условия задачи.

Ученые составили портрет первоклассника. От 15 до 20 процентов не готовы к обучению в школе. По чтению готовы только 60 процентов, по письму - половина, по счету - более 70. Как сделать так, чтобы успешными были все 100 процентов детей?

Наталья Авдеева: Сейчас для школы важны не просто навыки знания и умения, а формирование компетентности. Что вы будете делать с ребенком, если он умеет читать и считать, но не хочет? Перекормили ребенка, надоело ему всем этим заниматься. Кстати, одаренные дети начинают сопротивляться раньше других.

Как еще разглядеть будущего вундеркинда?

Наталья Авдеева: Одаренность проявляется в широте познавательных интересов. Такие дети любят задавать вопросы, получать неоднозначные ответы, высказывать свою точку зрения.

В первых классах оценок нет, но когда их начинают ставить во втором классе, у многих начинаются срывы и истерики. Плохие оценки очень травмируют детей. Может, стоит принять в началке безоценочную систему?

Наталья Авдеева: Это было бы неплохо. Двойка - некий культурный символ, который ставит своеобразный диагноз умственной отсталости. Дети заранее боятся этого. Спросите любого первоклассника, который еще вообще не получал никаких оценок: боится он получить двойку? Скажет: "Да!". Исследования показывают, что у детей растет тревожность. Если раньше она проявлялась в первом, втором, третьем классе, то сейчас - до школы. Мы слишком много требуем от детей, и они боятся быть неуспешными. Взрослые перестают ценить ребенка как личность, они оценивают его лишь как ученика - хороший он или плохой. Происходит некое обесценивание, и дети это чувствуют.

Получается, за двойку наказывать не надо?

Наталья Авдеева: Гораздо эффективнее поощрять ребенка. Но в нашей стране, к сожалению, многие родители считают, что хвалить и поощрять детей не стоит. А воспитание строится на строгостях и запретах. Допустим, ребенок утром капризничает и может опоздать в школу. Родители кричат, тормошат и ругают его. А надо бы задуматься, почему ребенок не выспался? Потому что вчера допоздна были гости, вы долго смотрели телевизор или заставили ребенка переписывать еще раз работу? Получил плохую оценку? Разбираемся, почему он наделал столько ошибок. Надо посочувствовать, помочь, сделав так, чтобы он сумел справиться с проблемой. Иначе у него будет формироваться комплекс двоечника.

Проверьте, готов ли Ваш ребёнок к школе.

Напишите какое-либо слово латинскими буквами и попросите ребенка рядом написать точно такое же. Можно использовать простые рисунки, символы, дорожные знаки.

Поставьте на стол 5-6 небольших предметов (ручка, лист бумаги, маленькая игрушка, часы, очки), попросите ребенка внимательно их рассмотреть и запомнить, а потом отвернуться. Уберите один из предметов, попросите ребенка снова посмотреть на предметы и сказать, чего не хватает. Чем меньше ошибок - тем лучше.

Поиграйте в прятки со звуками. Договоритесь с ребенком, какой звук надо искать, назовите различные слова. Ребенок должен сказать, есть ли в них этот звук. Например, звук "о" в словах стул, лампа, карандаш, кошка. Если ошибок много, стоит обратиться к психологу.

(Борисова И. Опять двойка? // Российская газета. Федеральный выпуск. – 2016. – 25 апреля).



 

Технология и практика обучения и воспитания

«Суета вокруг списка литературы не имеет смысла»

Эксперты считают, что изменение школьной программы никак не повлияет на количество читающих детей

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на заседании попечительского совета Патриаршей литературной премии заявил об опасности проводимых реформ в сфере образования. Предстоятель Русской православной церкви сказал, что «преподавание литературы сходит на нет в нашей школе, и сохрани Бог, чтобы реформы, которые могут иметь место, не усугубили существующее положение».

Глава РПЦ предложил провести в ближайшее время форум с участием преподавателей литературы, родителей, писателей и ученых, чтобы предоставить всем желающим возможность высказаться на эту тему.

«Известия» поговорили о детском чтении и преподавании литературы с педагогом и писателем, и выяснили, как обстоят дела у современных школьников.

Евгения Пастернак, детский писатель:

Про школьную программу

— Сейчас школьная программа чтение не контролирует. Честно говоря, я не знаю, что делать со школой. Мне кажется, надо просто уже отпустить эту ситуацию. Потому что никакого влияния на подростковое чтение программа не оказывает. Подростки читают что хотят, независимо от школы. И если в школе им попадается хороший учитель литературы, который в состоянии зажечь детей классикой, то дети прекрасно читают и классическую литературу в том числе. Но таких учителей единицы, и они на общую картину абсолютно не влияют.

А той массе учителей, которым всё равно, им что ни дай преподавать, они привьют отвращение к чтению на любых книгах абсолютно.

В существующей системе менять школьную программу бесполезно и не нужно. Надо менять саму систему преподавания литературы. На мой взгляд, но это совершенно субъективно, не должно быть единого списка литературы для чтения вообще.

Подростки очень разные, каждый должен читать то, что ему близко. А уроки литературы лично я бы сделала как в Финляндии — там они называются урок-библиотека. Дети читают что хотят, а потом обмениваются мнениями о книгах.

Я бы уроки литературы рассматривала как урок, на котором подростки учатся любить читать. А на каких книгах они это делают, не имеет значения.

Про классику

— Считается, что сейчас все проходят классику на уроках литературы и формально они даже ее читают. На самом деле это не так — дети, как правило, читают краткое содержание. Так что если мы уберем классику из школьной программы, ничего не изменится. Те, кто хочет ее читать, и так прочитают. А вот как сделать, чтобы они ее прочитали, — это большая проблема.

Но я думаю, прежде всего играет роль личность учителя, который в состоянии их этой самой классикой зажечь. На мой взгляд, сейчас основная проблема в том, что в школе нет хороших учителей. И если в Москве в отдельных школах они еще попадаются, то в провинции их единицы. Там полная катастрофа. Но это не только с учителями литературы, падение уровня идет по всем предметам.

Про современную детскую литературу

— Нужно вводить в программу современную подростковую литературу — это хоть как-то скрасит уроки. Хотя бы для того, чтобы учителя узнали, что такая литература есть. Они ведь ничего о ней не знают.

Я недавно провела большую фокус-группу, и выяснилось, что наши шестиклассники читают больше, чем студенты. А ели провести такой опрос среди взрослых, то результат будет гораздо хуже. Взрослые читают мало. И в подростковой литературе школьники ориентируются гораздо лучше, чем учителя.

Надежда Шапиро, преподаватель русского языка и литературы московской школы № 57:

Про детей

— Дело не в программе и не в том, какие произведения сейчас изучают в школе. Это примерно одни и те же книги уже больше 70 лет. Проблема в том, чтобы дети это прочитали и хотели об этом разговаривать. Вся суета вокруг списка изучаемой литературы не имеет большого смысла.

Говорят, что дети стали меньше читать. Мне трудно говорить про всю страну, но я вижу, что моему очень хорошему гуманитарному классу оказалось тяжело прочитать «Войну и мир» летом. Я едва ли не в первый раз оказываюсь в такой ситуации. Но они все равно прочитают.

По-прежнему есть люди, которые читают очень много. Сегодня я разговаривала с мальчиком, который поступает в гуманитарный класс. И он мне рассказывал, почему трактовка Алдановым Наполеона кажется ему более объективной, чем трактовка Толстого. Мальчику 14 лет. А другой серьезный мальчик рассказывал про то, как биография Диккенса сказалась на биографии героев его книг. И такие утешительные беседы каждый раз взбадривают.

А разговор о том, что раньше читали, а сейчас нет, я считаю бессмысленным. Потому что никто не считал, что и как читали раньше. Сорок лет назад я видела своими глазами людей, которые не прочитали ни одной книжки. И так было и будет всегда. Миф о самой читающей стране — это сильное преувеличение.

Про школьную программу

— Если говорить о нынешней программе по литературе, то она совсем не плоха. В ней всё на месте: «Герой нашего времени», «Евгений Онегин», «Мертвые души», «Отцы и дети», «Преступление и наказание», «Война и мир». Чего вам еще нужно? Время от времени возникают предложения что-то подвинуть, что-то добавить. Так никто ничего не запрещает. А если кто-то и запрещает в каких-то диких местах, то это история не про программу, а про дикие места и про инспекторов.

Кто-то говорит, что рано читать в школе Достоевского. Но поймите, что сами дети никогда его не прочитают, если не прочитают с нами. Не надо себя обманывать.

В школьной программе должен быть минимум, а дальше уже учитель решает, чем ее можно расширить.

Если я чувствую, что мы немного завязли в «Евгении Онегине», а следующим у нас идет Лермонтов с кавказской темой, то я говорю: «Давайте срочно прочитаем за неделю «Ночевала тучка золотая» Приставкина и поговорим про Кавказ». И мы выдохнули, поговорили, а потом вернулись к «Евгению Онегину».

Про учебники

— Когда говорят, что надо выпустить три линейки нового единого учебника по литературе, это смешно. Во-первых, потому что не должно быть единого учебника. А во-вторых — потому что все серьезные учителя в старших классах работают без учебников. Главное — текст произведения. А линейки единого учебника — это всё дела издательские. Это история про деньги, но не история про улучшение жизни учителей и учеников.

Я считаю, что в преподавании литературы в школе нет ни катастрофы, ни необходимости что-то переделывать. Надо, чтобы учитель был свободен, чтобы его не дергали постоянными проверками. И тогда у него появится время подумать и сделать уроки лучше и интереснее.

(Лория Е. «Суета вокруг списка литературы не имеет смысла» / Елена Лория // Известия. – 2016. – 4 апреля).

Крутой парень Раскольников…

Педагоги в очередной раз обсудили, как следует преподавать литературу и какие произведения включать в школьную программу

Из разговора выходило, что четыре тома «Войны и мира» Толстого гиперактивным детям нашего динамичного века никак не осилить. «Преступление и наказание» Достоевского не понять. В школьной программе должно быть больше понятной современной литературы. А вообще подростки лучше нас знают, что им читать, и читают в основном то, что им по душе или что сейчас модно…

Словом, поговорили. Споры о том, как преподавать литературу в школе и что из произведений включать, а что не включать в список для обязательного прочтения, кажется, не только не утихают, а ещё более разгораются. Вот и тема круглого стола в Московском городском педагогическом университете звучала так: «Как изменится изучение литературы в школе: новая программа и новые угрозы».

В анонсе, присланном в редакцию, говорилось: школьная программа по литературе снова стала полем идеологической битвы. Дискуссии о том, что должен читать школьник, по остроте превзошли прения по единому учебнику истории. Общество сокрушается, что дети не читают классиков. В профессиональной среде нет консенсуса ни по одному из включённых в обязательный список произведений, особенно ХХ века. Не решён спор, что важнее – чтобы ребёнок по выходу из школы прочёл обязательный набор текстов, к которым он вряд ли когда-нибудь вернётся, или чтобы из школы вышел человек со сформированной потребностью в качественном чтении, который сможет прочесть то, что не успел за время учёбы?

А если он так ничего и не прочёл из рекомендованной в школе литературы, потому что литература для него – необязательный предмет, он никогда не будет сдавать по нему ЕГЭ и поступать на филологический факультет? Если он не собирается ничего читать и по её окончании? Не любит. Не привык. Не обучен. Дело не только в том, какие произведения литературной классики включать или не включать в образовательную программу, но и в том, как воспитать у детей интерес к чтению.

А тут разброд и шатание. Предлагается всё, как на барахолке: от обязательного списка классической литературы, который, однако, носил бы рекомендательный характер, до полной свободы выбора. От уроков, на которых ребёнок читал бы книги вместе с учителем, до сборников и сайтов с кратким содержанием произведений. Ещё лучше – издать учебник занимательной литературы типа занимательной физики или занимательной математики. А самое прикольное – сделать из урока шоу.

Приплясывая, под музыку и видеоклипы напевать речитативом о том, какой крутой парень Раскольников и как классно он разделался со старухой-процентщицей, олицетворяющей мировое зло. Современно, просто, а главное, понятно. И не надо залезать в нравственные дебри, копаться в исторической почве, на которой выросло то или иное произведение. Рок или рэп как жанр молодёжной музыки и одновременно как наиболее эффективная форма преподавания классической литературы. Тогда, правда, учителю надо быть уже не учителем, а рэпером.

Так случилось, что за неделю до этого круглого стола автор встретился с учительницей русского языка и литературы одного из окраинных, или, как ещё называют, рабочих микрорайонов Твери. Мы знакомы с ней давно, поэтому разговор получился доверительный. Так вот, её ученики не просто мало читают по школьной программе, они практически вообще ничего не читают, кроме разве что постов в социальных сетях. Не воспринимают даже краткое изложение произведений, на которое возлагают надежды наиболее продвинутые педагоги. Даже видеоряд не заставляет их полюбить предмет. Поступки же литературных героев, о которых всё же приходится говорить на уроках, оценивают, исходя из собственных представлений о морали и нравственности. К примеру, «Гроза» Островского для них уже не трагедия, а комедия. Им смешны терзания Катерины, изменившей мужу, непонятны мотивы многих поступков героев «Войны и мира» Толстого, их отношения между собой.

С другой стороны, говорила автору статьи тверская учительница, современные школьники как никогда остро нуждаются в живом общении с учителем. Они жаждут этого общения. Могут обсуждать с ним такие вопросы, которые с родителями обсуждаться никогда не будут. И в этом случае произведения литературы дают прекрасную возможность для такого общения.

Дело скорее не в самих списках, а в том, кто и как эту литературу будет преподавать. Даже не так, а кого готовят филологические факультеты вузов: узких специалистов по натаскиванию учеников на сдачу ЕГЭ, которым подойдёт и краткое содержание, и видеоряд, и шоу с речитативом, или педагогов, нацеленных на духовное, нравственное, эстетическое воспитание детей.

Да, сейчас другое время. Ребёнок не хочет читать? Это его право, говорят. Обязанность учителя литературы – оказать при этом ему определённую образовательную услугу. Он – работник сферы услуг, а не сферы образования и тем более не участник воспитательного процесса. Воспитанием в школе вообще никто не занимается.

Профессиональное становление учителей русского языка и литературы десятилетиями не рассматривалось социальными и государственными институтами как важнейшее направление подготовки педагогических кадров, а предметы «Русский язык» и «Литература» в школьном цикле – как приоритеты в национально-культурном развитии России. Просто предмет, причём не самый важный.

Можно ли при таком подходе превращать урок в шоу? В принципе, наверное, можно, если учитель ставит перед собой именно такие цели, а не просто развлечь аудиторию, дать посредством рэпа всего лишь элементарное знание о чём-либо. Но для столь высоких целей надо и учителя поставить в центр образовательного процесса. Передвинуть его с той окраины, на которую он отодвинут нынче.

До тех пор, пока такое положение не изменится, рано говорить и о новом подходе к преподаванию литературы. О новых государственных требованиях к учителям-словесникам, которые, если судить по разработанной самими же педагогами концепции, стоят на трёх китах – трёх необходимостях. Необходимости продвижения русского языка и русской классической литературы в мировом цивилизационном пространстве как носителей общечеловеческих гуманистических ценностей. Необходимости развития программ поддержки русского языка как языка межнационального общения. И необходимости защиты и поддержки русского языка и классической литературы в условиях снижения общего уровня грамотности и речевой культуры.

P.S.

Пока педагоги спорят, издатели огромными тиражами выпускают пересказы классики, по которым дети и знакомятся с сюжетом. Впрочем, самые «продвинутые» школьники уже и краткие пересказы не читают. Зачем же читать, когда можно слушать, причём на всем понятном языке подворотен? Вот видеоролик, размещённый на YouTube: «Записки гангстера. Преступление и наказание». Развалившийся в кресле чернокожий рэпер-недоросль объясняет нашим детишкам суть романа Достоевского: «Если короче, то это история про одного из самых дерзких белых парниш во всей восточной литературе. Моего пацана звать Раскольников. Однажды он заявляется в дом одной старой сварливой ведьмы-процентщицы, чтоб отслюнявить бабла за ренту. После того как эта шлюш…»

Можно, конечно, рассматривать этот видеоролик как шутку, но не комиксами ли закончится изучение великой русской литературы, если мы будем воспринимать учение не как труд, а как развлечение?

(Калинин А. Крутой парень Раскольников…/ Александр Калинин // Литературная газета. – 2016. – 13 апреля).

Научность, информативность, современность

Знание истории не ограничивается набором дат, событий, персоналий. Каждому ученику необходимо получить навыки самостоятельной работы согласно требованиям ФГОС, в том числе с картами и атласами по истории. О том, как сформировать у школьников эти навыки и пробудить интерес к одной из самых важных наук, рассказывает учитель истории, обществознания и права гимназии №1539 г. Москвы и лицея Высшей школы экономики, автор учебников по истории России, входящих в Федеральный перечень, Иван Николаевич Фёдоров

- Учебники по истории всегда были в центре внимания нашего общества. Улучшилось ли их качество после ряда принципиальных нововведений?

- Изменений в последнее время было много. Это введение ФГОС, создание историко-культурного стандарта, установление новых подходов в формировании Федерального перечня учебников. Перечисленные нововведения предъявили особые требования не только к содержанию школьного курса истории, но и к учителям, авторам учебников, издателям.
Во-первых, в связи с созданием историко-культурного стандарта произошел переход с концентрической системы преподавания на линейную. Теперь история России изучается с 6-го по 10-й класс как единый курс. Концентрическая система преподавания истории предполагала два курса: для основной школы - 6-9-е классы и для старшей - 10-11-е классы. Формально один курс был базовым, другой - профильным, однако в реальной практике они дублировали друг друга. Новые линии УМК по истории России, вошедшие в Федеральный перечень в 2015 году на конкурсной основе, изначально создавались на базе линейной системы преподавания истории.

Во-вторых, согласно ФГОС педагог должен дать ученику возможность самостоятельно выстраивать траекторию образования, и все элементы УМК должны быть нацелены на решение этой задачи. Если на странице учебника есть карта, то обязательно к ней должны быть заданы вопросы. В рабочих тетрадях есть контурные карты и вопросы к ним.

В-третьих, одним из обязательных критериев включения УМК в Федеральный перечень является наличие у полиграфического учебника электронной версии, которая значительно расширяет возможности учителя и ученика. Это не механическое повторение книги, а точная копия учебника, дополненная мультимедийными и интерактивными ресурсами. Например, рассказ о Ледовом побоище (или Куликовской, Полтавской битве) в печатном учебнике дополняет анимированная карта в электронной версии, по которой можно проследить каждый этап сражения. Эти изображения можно развернуть на интерактивной доске, скачать на планшеты учащихся и работать с ними.

Таким образом, возможности современного УМК значительно превышают возможности УМК докомпьютерной эпохи. Школьник получает информацию из разных источников: учебников, иллюстрированных атласов, электронных учебников.

- Новый уровень технологий требует особой подготовки учителя?

- К сожалению, студенты истфаков педвузов очень поверхностно знакомы с новой линейкой учебников. Поэтому когда мы выпускаем новую линию УМК, мы должны одновременно готовить новое поколение историков. Только при этом условии мы достигнем своей цели - воспитать гражданина, который знает свою историю и гордится ею. Все зависит от учителя: он может привить интерес к предмету независимо от того, планируют ли ученики сдавать по нему выпускной экзамен.

Известно, что история не занимает лидирующее место в перечне обязательных вступительных испытаний в вузы, поэтому ее сдает небольшое количество выпускников. Но приведу интересный пример: в моей гимназии №1539 учащиеся медицинского класса с удовольствием ходят на уроки истории, и порой они проявляют даже больше интереса к этому предмету, чем учащиеся социально-гуманитарного класса. Это свидетельствует о том, что образование должно быть комплексным, не стоит увлекаться чрезмерной специализацией. Ведь, как говорил Козьма Прутков, «узкий специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя».

- Какую роль играют карты в преподавании школьного курса истории? Для изучения каких тем требуется умение работать с картой?

- Карта - это важнейшая составляющая нашей работы, это синтез содержательной и визуальной информации. Изучение ни одной новой темы на уроках истории не обходится без использования карты, которая позволяет очертить и временные, и пространственные рамки происходящих событий. На уроках по обобщению пройденного материала карты позволяют сделать вывод о той или иной исторической эпохе.

Приведу примеры некоторых заданий.

В 6-м классе во время изучения темы «Из варяг в греки» после просмотра диафильма «На ладьях в тридевятое царство» ученики отмечают на карте перемещение героев.

Викторина в 6-м классе на тему «Полководцы Древней Руси»: каждая команда собирает карту-пазл о походах князя Святослава.

В 7-м классе учащимся предлагается сравнить старинную гравюру XVI века с изображением плана-схемы Москвы того времени с современной картой города и ответить на вопрос: «Что стало с оборонительными сооружениями Москвы, построенными в XVI веке?».

В 10-м классе: используя карту, приведите аргументы «за» и «против» утверждения о том, что «перенесение столицы из Москвы в Петербург было стратегической ошибкой, последствия которой осознаны не сразу».

Иными словами, задания по карте могут быть как игровыми, так и аналитическими - в зависимости от возраста детей и темы занятия.

- Каким картам вы отдаете предпочтение - печатным или интерактивным? Какими картами интереснее пользоваться детям?

- Начиная новую тему, лучше использовать интерактивную карту, поскольку на ней можно показать всю необходимую информацию. В ходе индивидуальной работы мы работаем с печатными атласами. И все-таки противопоставлять бумажные и интерактивные карты не стоит, они используются в комплексе, но, конечно, у интерактивной карты возможностей больше, и они будут возрастать с каждым новым поколением компьютерных программ. В то же время я против отказа от классических карт, потому что в качественном исполнении они всегда вызывают интерес. В музее, действующем при гимназии №1539, хранятся карты по военной истории, выпущенные академией им. Фрунзе в 1946 году. Подростки с удовольствием их изучают, потому что они выполнены в лучших картографических традициях.

- Много ли вопросов в ОГЭ и ЕГЭ и по истории, для ответов на которые требуется знание карт? Как дети справляются с этими заданиями?

- ОГЭ и ЕГЭ по истории содержат вопросы по картам. Выпускники, как правило, испытывают затруднения при выполнении таких заданий. Причина в том, что карты, предлагаемые на государственной итоговой аттестации, созданы в другом формате, чем те, с которыми мы привыкли работать на уроках. КИМы содержат карты-схемы, из которых порой удалены многие географические названия, и это вводит учеников в заблуждение. Разработчикам КИМов надо учесть эту проблему. На мой взгляд, следует стандартизировать требования к картам, применяемым на ГИА, если мы хотим быть честными по отношению к детям. Кроме того, в историко-культурный стандарт наряду с обязательными содержательными единицами (исторические персоналии, события, даты) надо включить список исторических карт, обязательных для использования с 6-го по 10-й класс, которые должны знать ученики на итоговой аттестации.

(Дашковская О. Научность, информативность, современность / Ольга Дашковская // Учительская газета. – 2016. - 26 апреля).


Коррекционная (специальная) педагогика

«Наше общество еще не готово к инклюзивному образованию»

Проблему инклюзивного образования для особенных детей во время прямой линии с президентом подняла сценарист, режиссер, президент фонда содействия решения проблем аутизма в России "Выход" Авдотья Смирнова.

Она напомнила, что в стране действует закон, согласно которому дети-аутисты имеют право обучаться вместе с обычными детьми в детских садах и школах. Но на практике родители слышат только жалобы на отсутствие специалистов и необходимых условий и получают отказ.

Владимир Путин признал, что закон в этой части не работает и пояснил, что дело не в конкретных людях, а в том, что наше общество по сути еще не готово к инклюзивному образованию. По словам президента, это не снимает ответственности с государства, которое должно поддерживать людей, отстаивающих права особенных детей, и само включиться в процесс продвижения инклюзии в российских школах.

- Вы на 100% знаете лучше, чем я, что это весьма талантливые дети, если не сказать одаренные, - обратился Владимир Путин к Авдотье Смирновой. - Они могут сосредоточить внимание на каком-то одном предмете так, как это не доступно другим людям и добиваются удивительных результатов, просто выдающихся.

Вы на 100% знаете лучше, чем я, что это весьма талантливые дети, если не сказать одаренные, - обратился Владимир Путин к Авдотье Смирновой. - Они могут сосредоточить внимание на каком-то одном предмете так, как это не доступно другим людям и добиваются удивительных результатов, просто выдающихся.

Президент отметил, что семьи с такими детьми нуждаются в безусловной поддержке и пообещал более интенсивно работать в этом направлении.

Аутизм - неврологическое расстройство, возникающее из-за нарушений в развитии мозга. По данным ВОЗ, ежегодно количество детей с этим диагнозом увеличивается на 13%. По американской статистике аутизм встречаются у одного из 68 детей.

Среди причин, вызывающих аутизм - плохая экология, заболевания нервной системы, болезни и стресс мамы во время беременности (всего более 400).

Вылечить аутизм нельзя, зато можно скорректировать симптомы. Если правильный диагноз установлен до 2 лет, большинство детей имеют шансы на нормальную жизнь - получить образование, найти работу. Для этого с детьми должны заниматься психологи, неврологи и педагоги. У нас же пока они находятся под наблюдением только врачей-психиатров.

Люди, страдающие определенными расстройствами аутистического плана, могут достичь больших успехов. Среди известных аутистов - американский профессор-зоолог Тэмпл Грэндин, художник и член ордена Британской империи Стивен Уилтшир, президент крупной IT-компании Сара Миллер, 16-летний физик Джейкоб Барнет.

(Лебедева Н. Путин: Наше общество еще не готово к инклюзивному образованию / Наталья Лебедева // Российская газета. – 2016. – 14 апреля).

В России открылся первый центр по оказанию помощи детям с аутизмом

- В последние годы обеспечение права на образование детей с ограниченными возможностями стало одним из приоритетных направлений государственной политики, - сказал на открытии центра министр образования и науки Дмитрий Ливанов и добавил, что в России впервые вводится новый образовательный стандарт для детей-инвалидов. Педагогам придется научиться работать с особенными детьми.

Новый федеральный ресурсный центр помощи, по словам Дмитрия Ливанова, должен стать не только центром разработки новых методик и рекомендаций, но и единой базой для анализа всех имеющихся мировых практик. Это должно способствовать развитию коммуникации между всеми заинтересованными сторонами: детьми и их родителями, педагогами, психологами, государственными органами и представителями бизнеса и благотворительных организаций.

Родители особых детей абсолютно искренне говорили всем: "Спасибо", потому что долгое время они оставались один на один со своими проблемами, а теперь появилась возможность отвести своего ребенка в школу.

- В прошлом году, когда наступили первые осенние каникулы моего сына, он плакал, потому что очень хотел снова пойти в школу, - рассказывает папа особого ребенка и обращает внимание на то, что пока в России почти не развита система среднего инклюзивного образования. А родители нынешних первоклашек мечтают о том, чтобы их дети смогли продолжить обучение и получить хорошее образование.

(Лебедева Н. В России открылся первый центр по оказанию помощи детям с аутизмом / Наталья Лебедева // Российская газета. – 2016. – 15 апреля).

Поверьте в свои силы

Мне 23 года, инвалид с ДЦП. В прошлом году окончила педколледж города Орска. Когда получила диплом, первой мыслью было: что теперь-то делать? Сидеть просто так без дела? Конечно, нет! Пойти учиться дальше, но куда? В обычном институте мне будет трудно. И я начала искать в Интернете вузы, где учатся люди с ограниченными возможностями здоровья. Так вышла на Московский государственный психолого-педагогическиий университет (МГППУ). Узнала, что факультет дистанционного обучения набирает абитуриентов на бюджетной основе. Позвонила туда, разговаривала с деканом, оказалось - это внимательный и отзывчивый человек. Он объяснил, какие необходимы документы (паспорт, аттестат/диплом, справка о том, что я являюсь инвалидом, и 5 фотографий). Еще надо приехать в Москву и сдать три экзамена. Иногородним предоставляется гостиница, также будет выделен транспорт, чтобы добраться до университета. Мы решили попробовать. И правильно решили, потому что в Москве нас очень радушно приняли, поселили в номер со всеми удобствами, и мы сразу же успокоились и поверили, что все сложится хорошо. Мне предстояло сдать русский, математику и биологию. Экзамены я сдавала в форме теста, до этого были подготовительные занятия. Я не умею писать рукой, только печатаю, поэтому мне выделили помощницу. Все время, что я была в институте, мне встречались добрые, отзывчивые студенты и преподаватели. На вступительных испытаниях было очень много людей с ОВЗ и на колясках. Я успешно сдала экзамены и сейчас учусь в МГППУ на факультете дистанционного обучения, буду психологом. Учеба очень нравится, много полезной информации по организации своего времени. И еще очень много внимания уделяется социальной адаптации людей с ОВЗ. Организуются различные экскурсии, поездки, семинары. Даже во время вступительных экзаменов была культурная программа - посещение театра имени Ермоловой, музея имени Пушкина, экскурсия по Кремлю. Я познакомилась с интересными людьми, мой день был заполнен до отказа и даже выходные заняты полезными встречами.

Обо всем этом я пишу так подробно, для того чтобы люди с ОВЗ знали, что они нужны обществу и есть люди, которые готовы им помочь. В данный момент я работаю над проектом «Абитуриент», цель которого - привлечение людей с ОВЗ к получению высшего образования. Образование существенно меняет людей. У них появляется новый круг знакомств, возможность связаться с другими дополнительными организациями, направленными на социальную адаптацию людей с ОВЗ.

(Кургузова С. Поверьте в свои силы / Светлана Кургузова, студентка 1-го курса МГППУ, Гай, Оренбургская область // Учительская газета. – 2016. – 19 апреля).

 ЕГЭ

Карта - это важнейший источник информации

23 апреля завершится досрочный этап ЕГЭ, а 27 мая стартует основной, и в первый же день выпускники 11-х классов будут сдавать географию. Для девятиклассников государственная итоговая аттестация по этому предмету запланирована на 9 июня. Около половины заданий в контрольно- измерительных материалах по географии или напрямую нацелены на проверку умения работать с картой, или требуют использования карт атласа. О том, как подготовить учащихся к успешной сдаче выпускных экзаменов, рассказывает Вадим Барабанов, руководитель Федеральной комиссии разработчиков КИМов ЕГЭ по географии Федерального института педагогических измерений (ФИПИ).

- Как за эти годы менялись КИМы ЕГЭ по географии? Связаны ли эти изменения с замечаниями учителей?

- Изменения происходили постепенно. Сначала были задания с выбором ответа (часть А), потом появились задания с кратким ответом (часть Б), позже - с развернутым (часть С). Расширялось содержание заданий: если сначала они были направлены только на проверку знаний, то теперь уделяется больше внимания их применению. Появились задачи практико-ориентированного характера.

С этого года в КИМах ЕГЭ по географии заданий с выбором ответа не осталось совсем, а вот в КИМах ОГЭ такие задания пока составляют больше половины от общего числа: учащимся предлагается выбрать один верный ответ из четырех вариантов.

Изменения в ЕГЭ были связаны с введением ФГОС в 2004 г., где были прописаны требования к уровню подготовки выпускников.

Вместе с этим учитывались замечания и пожелания учителей, в частности, касающиеся вопросов по работе с географическими картами, которых поначалу не было.

- На проверку каких умений направлены задания по картам в КИМах по географии? Отличаются ли задания по картам в ОГЭ и ЕГЭ по этому предмету?

- Если говорить о ЕГЭ, то проверяется умение рассчитывать расстояния по картам; интерпретация картографической информации и решение различных задач (например, выбор места для размещения промышленного предприятия, сравнительная оценка воздействия на окружающую среду предприятий). При этом самими картами и атласами выпускникам 11-х классов на экзамене пользоваться не разрешается. В качестве вкладыша в КИМах по географии с этого года появились только политико-административная карта России и политическая карта мира, которые необходимы не только для выполнения заданий на определение местоположения объекта по его географическим координатам, но и при сравнении субъектов РФ по плотности населения или определении региона России (страны) по краткому описанию.

На ОГЭ ситуация другая: здесь детям разрешается работать с полным комплектом географических атласов, и в данном случае проверяется целый спектр умений - выбор карты для выполнения того или иного задания; умение находить с ее помощью нужную информацию; интеграция сведений, полученных при работе с разными картами.

Около половины заданий на ОГЭ и ЕГЭ так или иначе связаны с использованием карт.

- Как дети справляются с заданиями по карте?

- Ежегодно ФИПИ готовит аналитические отчеты по выполнению заданий ОГЭ и ЕГЭ и составляет на их основе методические рекомендации для учителей. По нашим оценкам, к сожалению, уровень работы с картами оставляет желать лучшего: 10-15% учащихся 9-х и 11-х классов не выполняют эти задания. Дети не понимают, что карта - это важнейший источник информации.

- На что следует обратить внимание учителям при работе с картами на уроках географии?

- Многие учителя географии при выполнении того или иного задания просят учеников открыть конкретную карту - климатическую, политическую и т. д., то есть детям не приходится самостоятельно искать источник информации, как это требуется на экзамене.

Хотелось бы, чтобы на уроках создавались условия для самостоятельной работы учащихся, тогда на итоговой аттестации им будет проще выполнять задания, проверяющие умения работать с географической картой.

- Какие изменения в ЕГЭ и ОГЭ по географии планируются в ближайшем будущем?

- В следующем году никаких радикальных изменений не планируется. Надо дать детям и учителям привыкнуть к уже произошедшим изменениям.

- Известно, что в ЕГЭ по географии принимает участие менее 3% от общего количества выпускников страны. Как повысить популярность ЕГЭ по географии?

- ЕГЭ по географии выбирают только те выпускники, которым результаты этого экзамена необходимы для поступления в вузы. Большинство вузов, за исключением географических факультетов университетов или узкопрофильных геологических и геодезических специальностей, результаты ЕГЭ по географии не требуют. По нашей настоятельной просьбе Рособрнадзор рекомендовал вузам включить в качестве четвертого предмета географию в перечень вступительных испытаний на большое количество специальностей: журналистика, менеджмент, экономические направления подготовки. Но вузам, видимо, проще принимать абитуриентов по результатам трех экзаменов, оставляя географию за бортом.

Для сравнения: популярность ОГЭ по географии гораздо выше, поскольку этот предмет выбирают 20-25% учащихся 9-х классов, причем их доля с каждым годом растет. Могу предположить, что выбор географии в данном случае связан с интересом к этому предмету, с выбором профиля в старших классах. Но получить объективную картину можно только после проведения специального анкетирования.

- От каких факторов зависит успешная подготовка к ОГЭ и ЕГЭ по географии?

- Прежде всего это качественная, активная, полноценная работа в процессе изучения всего курса географии. Если в основной школе этому предмету не уделялось достаточного внимания, то наверстать упущенное в старших классах трудно. Очень большое значение имеет работа с картами и в течение всего периода изучения дисциплины, и на этапе подготовки к экзамену. Очень важно знание названий географических объектов, их расположения на картах. И в данном случае эффективность подготовки будет напрямую зависеть от качества картографической продукции: атласы, выпущенные объединенной издательской группой «ДРОФА» - «ВЕНТАНА-ГРАФ», соответствуют всем требованиям ФГОС и помогут школьникам успешно освоить один из самых интересных предметов школьного цикла и сдать выпускной экзамен на «отлично».

- А следует ли увеличить количество часов на изучение географии? Например, учителя часто жалуются на то, что одного часа в 5-х и 6-х классах на освоение этого предмета недостаточно.

- Это было бы прекрасно, но надо быть реалистами: добавление часов на изучение той или иной дисциплины приведет к увеличению нагрузки школьников, а за последние 15 лет она и так сильно возросла. Надо ставить вопрос об эффективности использования уже имеющегося учебного времени. Новая концепция географического образования и просвещения, которая сейчас разрабатывается, нацелена как раз на решение этой задачи.

- Повышают ли такие масштабные акции, как Всероссийский географический диктант, интерес к этой науке?

- Я думаю, они привлекают внимание общества к важности и необходимости географического образования и способствуют росту популярности географии среди школьников.

(Дашковская Ольга. Карта - это важнейший источник информации / Дашковская Ольга // «Учительская газета. – 2016. – 19 апреля).

За нарушения из аудиторий удалили более 160 человек

Подведены предварительные итоги досрочного периода ЕГЭ. Экзамены сдавали более 18700 человек, в основном выпускники прошлых лет, пожелавшие улучшить свой результат на госэкзамене. Для досрочной волны было задействовано 172 пункта проведения экзаменов в регионах, подготовлено более тысячи аудиторий. Контроль за ходом ЕГЭ осуществляли 140 федеральных экспертов, более двух тысяч общественных наблюдателей, более тысячи федеральных общественных наблюдателей и две тысячи онлайн-наблюдателей.

Во всех пунктах велось видеонаблюдение в режиме онлайн и использовались технологии печати контрольных измерительных материалов (КИМ) и сканирования бланков ответов участников в аудиториях.

В итоге досрочный период ЕГЭ в этом году прошел без сбоев и громких скандалов. За нарушения в ходе ЕГЭ, в том числе использование шпаргалок и мобильных телефонов, с экзаменов было удалено 164 участника.

Перед началом основного периода ЕГЭ-2016 глава Рособрнадзора лично ответит на вопросы участников в ходе «горячей линии» 19 мая. Телефон горячей линии: 8-495-984-89-19.

(Донатович С. За нарушения из аудиторий удалили более 160 человек / Сергей Донатович // Учительская газета. – 2016. - 26 апреля). 

Комментарии

Авторизуйтесь для того, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.

Отправка ошибки

Текст ошибки:
Комментарий:
Используйте вашу учетную запись Яндекса для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись Odnoklassniki.ru для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись Google для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
@mail.ru