В вашем браузере отключен JavaScript. Из-за этого многие элементы сайта не будут работать. Как включить JavaScript?

8-800-1000-299

Хатынь - наша боль и наш гнев

Людмила Лялина Людмила Лялина
Тип материала: Урок
Рейтинг: 12345  голосов:1    просмотров: 2805    комментариев: 2
Краткое описание
сценарий внеклассного мероприятия, посвященный трагедии  Хатыни

Описание
Данное мероприятие проводится 22 марта и рассказывает о событиях марта 1943 года, когда фашисты сожгли белорусскую деревню вместе с её жителями.
 Хатынь – наша боль и наш гнев.
 Разработка устного журнала.
Автор работы – учитель истории Лялина Л. П.
 
   Здравствуйте, ребята! Сегодня, как вы знаете, скорбная дата – День Памяти жертв Хатыни. Мы собрались с вами, чтобы почтить память заживо сгоревших в огне жителей маленькой белорусской деревни.
 
Война – жесточе нету слова.
Война – печальней нету слова.
Война святее нету слова
 В тоске и славе этих лет.
 
Мы познакомим вас с историей одной белорусской деревни, похожей на сотни других, ничем не приметной, но название этой деревни звучит как набат:
 
Люди, внимайте! Слушайте граждане!
Медные горны скорбят.
Пусть откликается каждое, каждое
Сердце на этот набат.
Чтобы оно над святыней не плакало,
Слёзы теперь не нужны,
Вы разожгите от вечного факела
Гнев против новой войны.
 
Вы думаете,  павшие молчат!
Конечно, да – вы скажете.
Неверно!
Они кричат, нока ещё стучат
Сердца живых 
И осязают нервы!
 
   Была в Белоруссии небольшая деревенька в 26 дворов, прикрытая от ветров белоствольными берёзами и светлыми соснами, уютная, с журавлями над колодцами возле хат, с густыми кустами сирени в палисадниках.
Её мужчины пахали поля и косили луговые травы, женщины растили детей и доили коров. Под её крышами справляли свадьбы и плакали над покойниками.
 
А помнится, люди там жили богато.
С зарей просыпалась каждая хата.
Косцы шли на луг, вслед спешили молодки.
А в печах томились, скворча сковородки…
В мирном труде дни за днями летели, 
Люди покоя и счастья хотели:
Сеяли жито.
С песнями жали.
Свадьбы справляли,
Деток рожали.
 
А жить им хотелось. А жизнь так манила.
Все в небо ушло, черным облаком сплыло.
Остались на годы, в военных туманах 
Одни только печи на мертвых полянах.
 
   22 марта 1943 года Хатыни не стало. Не стало солнца в ярких стеклах окон, скрипучих калиток, дровяников, оград, ульев. Не стало 149 хатынцев, 75 из них были детьми.
 
Нет не возможно найти оправданье:
Было селенье – осталось … названье…
Вражьи солдаты 
Ворвались,  как звери, -
И птицы,
И хаты, 
И люди сгорели.
 
 Карательный отряд эсесовцев оберштурмбанфюрера Оскара Дерливангера всё это безжалостно сжёг, слепо веря, что в огне сгорели не только хозяева и летописцы Хатыни, но и её будущее. Это произошло 22 марта 1943 года. Озверевшие фашисты ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Но ни в чем не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Все население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь. 
 
Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Когда все население деревни было в сарае, фашисты заперли двери сарая, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались спасти детей. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. В огне заживо сгорели 149 жителей деревни, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста. Деревня была разграблена и сожжена дотла.
 
Две девушки из семей Климовичей и Федоровичей — Мария Федорович и Юлия Климович — чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами и обе девушки погибли.
 
Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого. 
Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень.
Глядя, как истлевали на предвесенней земле последние угли, нацистские головорезы, видимо были уверены, что ничто не взойдет здесь после них – ни колос, ни цветок, ни песня. 
 Но она не умерла, испепеленная и расстрелянная Хатынь. Взошли её травы. Прилетели весной жаворонки. И поднялись на своих старых усадьбах срубы. 26 её хат – только уже не со звонких сосновых брёвен, а из немого серого бетона. Точно там наполнились водой колодцы. Там, где были всегда, пролегли тропинки. Только вот–так  и не зазвучал ни один из 149 оборванных голосов,  и не ожила ни одна из обугленных печных труб.
 
Четыре колодца, четыре криницы
Увидишь и сразу захочешь напиться.
Над каждой криницей крыша поката,
Как было при людях, как было когда-то,
И в каждом колодце вода ключевая,
Холодная, чистая, вечно живая.
 
Но будто сама судьба сберегла единственного из хатынцев, кто чудом спасся из охваченного пламенем и пробитого пулями сарая. Иосиф Каменский, на 30 лет пережил свою деревню, своего Адася, которого ещё живого, поднял на руки, чтобы выйти с ним навстречу людям, чтобы бессильно стать среди родного леса.
Простоволосый – над золою,
С немою мукою во взоре, -
Как бы из мужества и горя
Изваян он самой землёю.
Не надломился,
Горя груз,
Нигде не оступившись, вынес
И перед целым миром вырос
Отлитый в бронзе белорус.
 
 Но Хатынь была не одна. 186 белорусских деревень были сожжены вместе с жителями и уже не воскресли. Горстями пепла и золы легли они в урны единственного в мире кладбища деревень в Хатыне.
 
Кладбище сёл.
На Хатынской поляне.
Кто б ни пришёл,
В смятенье оглянет
Пристань страданий
С печальным звоном …
Не выплатив дани,
Уйти не дано нам.
 
 В Белоруссии погиб каждый четвертый житель.
Когда три берёзки смеются счастливо,
А четвертая стала священным огнем.
Помним: три белоруса остались живы,
А четвертому славу поём.
 
 Мало где в мире бывает такая задумчивая тишина, как в Хатыни, — только шорох шагов по бетонным тропинкам, только глухие удары колокола.
 И навсегда останутся в памяти народной слова наказа павших жителей Хатыни:
«Люди добрые, помните: мы любили жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть траур и печаль обернутся в мужество и силу, чтобы смогли увековечить вы мир и покой на Земле. Чтоб нигде и никогда  в вихре пожаров жизнь не умирала».
 
Пусть вечный огонь,
Что зажжён в безутешной Хатыни,
Как всходы, как небо,
Пылает, зеленый и синий.
Пускай это полымя
житом и жарким, и спелым
Поклонится в ноги
дворам её окаменелым,
Порогу холодному,
всей обезлюдевшей хате.
Пусть горе, уснувшее в камне,
проснется в набате.
 
И есть ещё слова на «Стене памяти» — наш ответ хатынцам: «Родные наши, в печали великой, склонив головы, стоим перед вами. Вы не покорились лютым убийцам в черные дни фашистского нашествия, вы смерть приняли, но огонь сердец ваших, вашей любви к Советской Родине вовеки неугасим. Память о вас у нас всегда, как бессмертна наша земля и как вечно яркое солнце над нею!».
Минутой молчания почтим память тех, кто свои жизни отдал в борьбе за мир и счастье на земле.
Пожаловаться 20 апреля 2011
Файлы
hat.zip
Войдите для скачивания файлов
Обсуждение материала
  • Елена Ранько
    8 апреля 201211:45
    Елена Ранько

    Людмила Павловна! При публикации материала на любых сайтах есть немаловажное требование: указание источников информации и графики. А Вы не указали НИ ОДНОГО ИСТОЧНИКА ни в сценарии, ни в презентации!
    В Вашей разработке есть материал, который дословно взят с сайта http://www.khatyn.by/ru/tragedy/. Разве его не надо указывать?!

  • 10 мая 201303:56
    Наталья

    Людмила Павловна, здравствуйте. Хочу сказать "спасибо" за интересный, задевающий за живое материал! В Вашей работе есть отрывок из стихотворения "Четыре колодца, четыре криницы увидишь и сразу захочешь напиться..." Я никак не могу найти полный текст (я учила его много лет назад в школе ко дню Победы, но, к сожалению, журнал, из которого было взято стихотворение, затерялся, а в памяти остались лишь отрывки)! Не могли бы Вы прислать мне его на почту, если он есть в Вашем распоряжении? Буду Вам премного благодарна! Заранее спасибо! С нетерпением жду ответа!

Отправка ошибки

Текст ошибки:
Комментарий:
Используйте вашу учетную запись Яндекса для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись Odnoklassniki.ru для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись Google для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
@mail.ru